Что показали митинги 26 марта

Молодежь против коррупции26 марта в 88 городах России прошли многочисленные митинги, направленные против коррупции в высших эшелонах кремлевской власти, в которых приняло участие в основном молодое поколение. Для Кремля такая активность молодежи оказалась явно неожиданной, поскольку власть ошибочно полагала, что российская молодежь способна организовываться лишь вокруг неких прокремлевских проектов по типу движения «Наши», но на самоорганизацию она не способна, отчего массовые протесты молодежи 26 марта вызвали у Кремля настоящий шок.

Вопреки утверждению Кремля, те, кто выходил на митинги 26 марта, выступали вовсе не в поддержку какого-то там Навального, а против коррупции высших кремлевских чиновников. Так, судя по опросам, политическую позицию Навального поддерживали не более 10 % из числа митинговавших. Это практически ничего. Следовательно, Навальный объективно не может быть лидером молодежного движения в России. Молодежь прекрасно понимает, что Навальный это кремлевский проект, органично встроенный в предстоящую президентскую кампанию. Сам Кремль вовсю ведет информационную пиар-кампанию в пользу Навального, комментируя каждое его действие и каждое его высказывание. Фильм Навального стал лишь поводом для выступления молодежи против коррупции в высших эшелонах кремлевской власти, о чем, в общем-то, и так было известно и без фильма Навального.

Наблюдая за митингами, вовсе не сложилось впечатление, что Навальный смог подмять под себя молодежь. Молодые люди, пришедшие на митинг, с точки зрения собственного мировосприятия, вполне самодостаточны и способны самостоятельно решать, куда и с кем идти. Духовная независимость нынешнего молодого поколения стала неожиданным открытием не только лишь для кремлевской власти. Современное молодое поколение, не заставшее не только Советский Союз, но и ельцинский период, принципиально другое. Оно, родившееся уже при Путине, сильно отличается от поколения 90-х, которое можно определить как «выживальщики». В отличие от современного молодого поколения, поколение 90-х уже не способно ни на что, кроме как продолжать старую стратегию выживания. Но вот современные молодые ребята абсолютно независимы и их уже не устраивает принцип выживания. Они никому не смотрят в рот и поступают в соответствии со своим мировосприятием. С ними уже невозможно создать какие-либо кремлевские проекты по примеру молодежного движения «Наши».

Навальный дал молодежи лишь какой-то лозунг, но это вовсе не означает, что российская молодежь поддерживает политические воззрения самого Навального. Просто Навальному в этот раз удалось бросить лозунг, который совместился с понятиями современной молодежи о правде и неправде. Нынешнее молодое поколение живет в интернете, а в интернете, грубо говоря, врать нет никакого смысла. Современные молодые люди не прячут свои мысли, слова и дела. Они стараются не лгать. Во всяком случае, для них это вполне естественно. Поэтому они очень тяжело воспринимают атмосферу откровенной лжи, которая сейчас царит в российских средствах массовой информации.

У самой же кремлевской власти отсутствует какой-либо коммуникационный мостик с нынешним молодым поколением. Мы помним все эти молодежные движения «Наши», «Молодая Гвардия Единой России» и другие официальные молодежные движения. Сейчас все это сошло на нет. Нет и какой-либо государственной молодежной политики. Встает вопрос. Как в ситуации после 26 марта будет действовать кремлевская власть? Запускать новые молодежные проекты или просто паковать молодежь в автозаки? Или сделать вид, что ничего не было? Песков, конечно, уже не говорит о том, что надо печень по асфальту размазывать. Однако Путин на это дал свой ответ. Выступая на арктическом форуме в Архангельске, он предложил все-таки наказывать, что свидетельствует, прежде всего, о растерянности официальных властей после произошедших 26 марта событий.

У кремлевских властей нет понимания того, во-первых, какая аудитория нуждается в их отеческой заботе, и, во-вторых, как с этой аудиторией общаться. Во всех этих проектах «Наши», «МГЕР» и прочие участвовало, как раз, поколение 90-х, так называемые «выживальщики», которые, по большому счету, лишь «распилили» деньги, и на этом дело закончилось, поскольку у этих движений не было ни инструмента, ни аудиторий, на которые они были направлены. А вот, что делать с нынешним молодым поколением, кремлевская власть не очень хорошо понимает. Отсюда, она реагирует на действия молодежи чисто рефлекторно, то есть хватать, не пущать, запрещать. Выступление по этому поводу Путина, что, само по себе, свидетельствует об озабоченности власти произошедшими событиями, говорит о том, что установка дана лишь на силовые методы решения проблемы, что в принципе не решает саму проблему, а лишь заталкивает ее вглубь. Эти меры могут лишь решить какие-то текущие проблемы, но они не будут работать на стратегию.

У власти вообще нет понимания того, что она будет делать после выборов Президента. У кремлевского руководства сейчас основной горизонт планирования – этот март 2018 года. Все, что будет потом, в Кремле никто не думает и думать не собирается. Поэтому и проблемы решаются по мере их поступления. Встает вопрос. Не является ли весь этот политический разогрев следствием поставленной Кремлем задачи? А задача простая – обеспечить на президентских выборах 70 на 70, то есть явку на выборы и, соответственно, голосование понятно за кого. Если соответствующего разогрева не будет, то и на выборы никто не придет, как практически никто не пришел на выборы депутатов Государственной Думы в сентябре 2016 года (смотрите статью «Провал Единой России на выборах»). Не зря же Кремль проводит мощную пиар-компанию Навального и, к тому же, связал прошедшие 26 марта митинги с поддержкой Навального, хотя на самом деле по причинам, указанным выше, эти митинги к Навальному не имеют никакого отношения.

В 2012 году перед выборами Президента точно также были распиарены митинги на Болотной. Тогда либеральной альтернативе был противопоставлен Путин, который понятен, который свой, который защитит и спасет. Тогда это прокатило. Но в этот раз все по-другому. Люди реально устали, люди реально выживают. И для того, чтобы они пришли на выборы, нужна какая-то серьезная причина. Сейчас уже вряд ли будет работать прежний сценарий: «Путин против либералов». Не надо забывать, что у Путина кредит доверия по поводу Крыма уже закончился. Люди перестали вспоминать Крым, да и, собственно говоря, сам Путин перестал о нем вспоминать. Татарстан вообще в этом году демонстративно отказался проводить празднование дня воссоединения Крыма с Россией. Поэтому крымская тематика исчерпана. А других достижений у Путина, по большому счету, и нет. Все остальное – это провалы, промахи и просчеты. Отсюда, нет твердого убеждения в том, что Путин сможет набрать 70 %. Причем ситуация только ухудшается. Все начинают ощущать, что действительная ситуация в корне отличается от телевизионной.

Митинги 26 марта, направленные против коррупции в высших эшелонах кремлевской власти, несомненно, бьют и по самому Путину. Если на стройке на рабочего падает кирпич, то отвечает прораб, и, соответственно, вместе с ним отвечает и директор. Руководитель несет ответственность за своих подчиненных, а тем более, если он сам их назначал. Молчание Медведева по поводу обвинений в коррупции, отсутствие на это реакции, как со стороны Путина, так и со стороны правоохранительных органов, новое назначение Сердюкова на ответственный пост, освобождение Васильевой от уголовной ответственности – все это постепенно накапливается. И все разговоры про хорошего царя и злых бояр, конечно, какое-то время работают, и тому пример феномена НОД Евгения Федорова. Но, тем не менее, долго эту сказку рассказывать не получится. С одной стороны нам говорят, что Путин – это самый великий человек в мире, все его боятся, он всемогущ и даже как хочет проводит выборы в США, а с другой стороны он не в состоянии справиться с элементарными вещами внутри собственной страны, например, с тем же Сбербанком, который не хочет работать в Крыму, с тем же Медведевым, который его подставляет, с тем же Шуваловым, у которого собачки летают на частных самолетах, с тем же Сердюковым и т.д. У народа возникает определенный диссонанс – либо Путин не такой великий, как его рисуют в связи с внешней политикой, либо он великий, но его вполне устраивает та ситуация, которая творится в его стране. И эта нестыковка волей неволей начинает приходить людям в голову. Поэтому естественно, что все эти вопросы начинают адресовать самому Путину. Да и сам Навальный в конце своего фильма так и сказал: «Какие могут быть претензии к Медведеву? У него же есть начальство. Куда оно смотрит?». В народе есть такая присказка: «Рыбу чистят с головы».

Митинги 26 марта произошли не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в более чем 50 регионах России. И это одна из особенностей этих митингов, которые мы привыкли наблюдать обычно в столице. К настоящему времени ситуация в регионах резко ухудшилась. Более того, федеральное Правительство начало фактически добивать успешные регионы. Буквально сейчас происходит разгром финансовой системы Татарстана. Предприятия этой республики попали в тяжелейшее финансовое положение в связи с ситуацией с Татфондбанком. На грани уничтожения находятся и другие крупнейшие финансовые учреждения Татарстана. Естественно, региональные власти пребывают в ужасе от того, что им предстоит пережить. В то же время федеральная власть работает по своей повестке. Ей нужны деньги, поскольку она фактически банкрот. И единственный способ добыть деньги, это ограбить тех, у кого еще что-то есть. Это и население, и относительно успешные регионы. Совершенно очевидно, что ситуация в регионах будет только ухудшаться. И самое тяжелое в этой ситуации то, что обстановка будет стремительно ухудшаться как раз в регионах-донорах, которые ранее были более-менее благополучными. Здесь следует отметить, что протесты в регионах это куда более важный звоночек для кремлевской власти.

Как ни странно, региональные власти больше заинтересованы в единстве и стабильности страны, чем федеральная власть, хотя по логике все должно быть как раз наоборот. Сама федеральная власть, по-видимому, уже идет в разнос. То количество авантюр, которые за последние полтора-два года учудили в Кремле, уже зашкаливает, что ставит под угрозу целостность и устойчивость страны. Поэтому на сегодняшний момент единственной системной силой, которая еще заинтересована в единстве страны, пожалуй, является лишь региональная элита. Но и они вряд ли способны достучаться до Кремля, поскольку кремлевская власть замкнута на себя. Отсутствие социальных лифтов касается не только молодежи, но и вообще всех. И причина этому – замкнутость и клановость системы высшей власти, к которой фактически невозможно пробиться даже представителям региональной элиты. Поэтому, если протесты не будут находить какой-то адекватный отклик в Кремле, то в таком случае с протестующими начнут работать уже регионалы. И вполне возможно, что мы можем пройти через ту ситуацию, которая была в начале 90-х, когда именно региональные власти взяли под контроль все социальные протесты на местах. И тогда, взяв под контроль протесты, региональная элита начала разговаривать с федеральным центром гораздо более жестко. Как только нынешний федеральный центр утратит самостоятельность, а это, если и дальше следовать ущербной политике Кремля, скорее всего, и произойдет, то региональные элиты будут разговаривать с федеральным центром жестко и уже с точки зрения собственных интересов. Главное в этом споре не потерять страну. Но как раз к этому и ведет нынешняя политика кремлевской либеральной власти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *