Истинный облик украинского патриотизма

Обратная сторона украинского патриотизма

Если смотреть украинское телевидение, то возникает ощущение, что всё украинское население, без исключения, представляет собой цунами патриотического экстаза. Складывается впечатление, что огромное количество украинских граждан рождается, живет и умирает сугубо ради Украины. Все эти факельные шествия, флаги, вышиванки, флешмобы, марши, стояния на коленях, дружные скакания и прочая патриотическая бутафория создают ощущение монолитного единства миллионов патриотов, готовых на все ради своей горячо любимой Родины. Но это официальная сторона украинского патриотизма. А что же представляет собой реальность?

Примером истинного патриотизма является 1941 год, когда на фронт уходили добровольцы, по закону не подлежащие мобилизации. Из них формировалось народное ополчение. Любовь к Родине не позволяла им оставаться в тылу. Так, к осени 1941 года в Киеве и Киевской области в рядах народного ополчения насчитывалось 89 тысяч человек. Во время оккупации на территории Украины в рядах партизан и подпольщиков сражалось около 220 тысяч человек. Подобный размах сопротивления в тылу врага мог основываться лишь на добровольной основе. Принудить человека против его воли идти в партизаны или в подпольщики невозможно, точно так же, как невозможно принудить человека идти добровольцем на фронт, если у него есть законная бронь. Любовь к Родине у людей тех лет была искренней и однозначной. В ней не было двойственности и фальши. А патриотизм той эпохи не являлся синонимом шумных балаганных мероприятий. В те времена люди платили за любовь к Родине своими жизнями.

А как обстоят дела с патриотизмом в нынешней Украине, на которую, как известно, напал «кровожадный» агрессор? Если учитывать многотысячные шествия украинских патриотов, стабильно собирающихся по малейшему поводу, то вооруженные силы Украины должны насчитывать десятки добровольческих дивизий. А что же в реальности? Сколько страна, на территории которой официально проживает 42 миллиона человек, родила патриотов-добровольцев, вставших на защиту украинского националистического Отечества? При таком количестве украинских патриотов, выходящих на улицы и площади в праздничных колонах, защитников Родины в рядах вооруженных или добровольческих сил должно быть, если не миллионы, то уж во всяком случае, сотни тысяч. Но, увы, с патриотическими украинскими дивизиями не сложилось. В боевых действиях в зоне АТО принимало участие всего лишь 37 добровольческих батальонов. Таким образом, на защиту украинского националистического Отечества встало около 15 тысяч человек. И это из 42 миллионов? Как уже отмечалось выше, в 1941 году только Киеве и Киевской области в рядах народного ополчения насчитывалось 89 тысяч добровольцев. Как говорится, ощутите разницу.

Но это еще не вся арифметика. Дело в том, что личный состав так называемых добровольческих батальонов, за редким исключением, не превышал 200-300 человек. И к сентябрю 2014 года из примерно 50 тысяч солдат АТО в составе добровольческих батальонов воевало лишь около 7 тысяч человек. Что же получается? Страна, в которой проживает 42 миллиона человек, смогла родить лишь 7 тысяч добровольцев, пожелавших с оружием в руках встать на защиту своей Родины? Так ведь некоторые вышиваночные флешмобы собирают в разы больше патриотов. Получается, что количество укропатриотов в стране зашкаливает, а воевать некому. Парадокс? Нет. Это не парадокс. Это украинский патриотизм. Как в вышиванках щеголять и скакать, это, пожалуйста. А как горячо любимую Родину защищать, рискуя жизнью, так желающих нет. И это притом, что украинский зомбоящик круглые сутки промывает мозги укрогражданам.

Но и это еще не все. Если смотреть на эти 7 тысяч украинских добровольцев не глазами украинского телезрителя, а сквозь призму украинской военной прокуратуры, то выглядят эти добробаты не как батальоны славных патриотов, а как банды конченных извращенцев. Наиболее яркий пример – батальон «Торнадо». Украинская общественность думала, что это типичные патриоты-герои, а следствие доказало, что это типичные уголовники и садисты. Причем видео своих зверств над беззащитными женщинами и детьми, среди которых были и новорожденные младенцы, эти «герои», не стесняясь, выкладывали в сеть для всеобщего обозрения. Подобным образом «защищали Родину» и другие добровольческие батальоны. На Украине об этом сейчас не принято говорить, потому что это полностью разрушает красивый миф об украинских добровольцах.

Давайте будем откровенными. Тяга к криминалу, садизму и сексуальным извращениям и сделала этих людей добровольцами, а вовсе не шароварно-вышиваночная любовь к Украине, непрерывно источаемая украинским телевидением. Именно царящие в зоне АТО беззаконие и беспредел привлекли туда уголовников и извращенцев не только со всей Украины, но и из-за рубежа. Украина стала для них своеобразной землей обетованной. То, за что в нормальных странах вешают, сажают на электрический стул или дают пожизненное заключение, на Украине овеивается ореолом славы. Бо́льшая часть украинских добровольцев, отправившихся на войну ради возможности безнаказанно грабить, убивать, пытать и насиловать, уже находятся на том свете. А многие туда попадут чуть позже. Всему свое время.

А как обстоят дела с любовью к Родине среди законопослушных и психически нормальных украинских граждан, которые по закону обязаны исполнять свой гражданский долг по защите Родины? В первые постмайданные месяцы среди патриотической публики царила эйфория. Именно тогда на Донбасс ринулись первые добровольцы. Некоторые из них, чеканя шаг, торжественно уходили прямо с киевского майдана. Все думали, что усмирение сепаров будет чем-то вроде свержения Януковича. По-сути, патриотическая публика ехала на Донбасс не воевать, а приятно и весело проводить время – карать беззащитных врагов нации, как в Одессе. Народ не зря назвал их карателями. Так оно вначале и было. До тех пор, пока население Донбасса не осознало, что происходит. А когда это осознало, то стало формировать против карателей народное ополчение, чтобы защитить себя, свои семьи и свое право на жизнь. И после этого карательные мероприятия Киева резко прекратились, майданная эйфория утихла, и протрезвевшие укропатриоты вдруг поняли, что безнаказанно убивать сепаров у них не получится. Они поняли, что их карательные мероприятия неожиданно превратились в крайне жестокую войну, на которой их беспощадно уничтожают. В подобных условиях свежие добровольцы быстро закончились.

Киевское руководство провело шесть так называемых частичных мобилизаций военнообязанных. Точное количество мобилизованных не обнародовано. Однако известно, что к концу 2014 года численность Вооруженных сил Украины увеличилось почти вдвое – со 130 тысяч до 232 тысяч военнослужащих. Кроме того, был возобновлен отмененный ранее «злочинной» властью обязательный призыв на срочную службу. Парламент утвердил увеличение численного состава Вооруженных сил Украины до 250 тысяч военнослужащих.

И как же себя повели завсегдатаи вышиваночно-шароварных праздников и любители факельных шествий, когда им стали приходить повестки из военкоматов? Как повела себя их украинская патриотичность? Надо признаться, патриоты не спешили идти защищать Отечество, в связи с чем на военнообязанных началась самая настоящая охота. Облавы устраивались везде, где только можно: на улице, на предприятиях, в магазинах, на транспорте, на дискотеках. Причем, наибольшее количество уклонистов оказалось на западной Украине. Не пожелала элита европейской нации защищать свою украинскую Родину. Кто дернул в Польшу, но большинство – в Россию. Как так? Ведь наши славные галицаи – это сердце незалежной Украины. Но это сердце резко ушло в пятки, когда выяснилось, что надо не глотку на майдане драть за 100 долларiв, а сражаться с сепарами, рискуя жизнью.

Галицийцев же, конечно, никто превзойти в трусости не смог, но остальные регионы Украины взяли равнение на них. Желания умирать за неньку у подавляющей массы укрограждан не оказалось. Как показала практика, без массовых облав призыв на Украине невозможен. Столько лет галицийцы учат жителей Украины любить Родину, а как только на горизонте замаячил агрессор, разбежались в разные стороны, как крысы. У этих созданий вера в свою патриотичность парадоксальным образом совмещается с принципиальным нежеланием защищать Родину. Так, в Ивано-Франковской области 57 % мужчин, получивших повестки, в военкоматы не явились. Во многих селах найти мужчин призывного возраста просто невозможно. На улицах только женщины и дети, а сильная половина уже давно за границей. Причем основная масса выезжает в Россию. Однако в последнее время все популярнее стали маршруты в Евросоюз. Если смотреть со стороны, то бегство населения Украины больше напоминает эвакуацию.

Еще больше уклонистов от призыва зафиксировано в Тернопольской области. Причем по утверждению Начальника мобилизационного управления Генерального штаба армии Украины Олега Бойко в Тернопольской области имел место массовый побег мужского населения за границу. При этом, как он с удивлением сообщил, призывники дружно ломанулись на территорию страны-агрессора. Это такой своеобразный украинский патриотизм, выражающийся в том, что святой долг украинского патриота, особенно с западной Украины, во время войны с агрессором, когда решается судьба националистического Отечества, как можно быстрее сбежать на территорию этого агрессора. Ведь самое надежное укрытие от мобилизации находится в тылу врага. Но все же нормальному человеку трудно понять, как в одной голове совмещаются Бандера, факельные шествия, война с москалями и бегство в Россию.

Украинские патриоты находят любые причины, чтобы избежать мобилизации. Так, 19 % военнообязанных Волынской области отказались от прохождения воинской службы по религиозным мотивам, хотя в предыдущие годы процент отказа по данной формулировке не превышал 0,7 %. А вот во Львовской области резко возросло число опекунов за пенсионерами из числа мужчин, подпадающих под призыв. Украина наглядно продемонстрировала полнейший провал мобилизации. В стране объявлен розыск сотен тысяч уклонистов от призыва, общее количество которых давно превысило численность всей украинской армии. Например, в Тернопольской области в 2017 году разыскивалось более 25 тысяч уклонистов. А на март 2018 года таких стало уже 40 тысяч. Подобная картина наблюдается и в других областях Украины. Так, министр обороны Украины Степан Полторак сообщил, что согласно официальным данным в рамках призыва по всей стране удалось набрать лишь 20 % (пятую часть) от необходимого числа призывников.

Наибольшее отвращение в украинском патриотизме вызывает его фальш и лицемерие. За демонстративным шароварно-вышиваночным экстазом стоит пустота. По своей сути, украинский патриотизм карикатурен и смешен. Если бы российская армия действительно атаковала, то ее танковые колонны прошли бы через украинскую территорию, как раскаленный нож сквозь масло, причем за считанные дни. Еще в 2014 году многие кремлевские пропагандисты, оправдывая минский сговор, убеждали, что, если Россия введет свои войска на Украину, то начнется война за каждую пядь земли, за каждый дом, что на Украине развернется мощное партизанское движение против российской армии, что украинские патриоты на пути врага полягут миллионами. Слыша этот бред, можно лишь улыбаться.

На самом деле, если Россия введет свои войска на Украину, то никакого серьезного сопротивления не будет. Представители нынешней киевской клики стремительно сбегут за кордон. Упоротые дегенераты из числа нациков кинутся в бега. А все остальные, дружно переобувшись, начнут хором петь: «Россия священная наша держава…». Это и есть истинная Украина, в которой патриотизм – первейшее прибежище для негодяя, а предательство – образ жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *