Крым без остальной Новороссии обречен на деградацию

Крым как неотъемлемая часть Новороссии

В советское время Крым обладал мощной индустриальной базой. А курортная отрасль, хоть и была важной, однако она составляла лишь ¼ часть в общей структуре экономики полуострова. А остальное – это мощное судостроение и машиностроение, химическая промышленность, мощный приборостроительный комплекс, мощное ирригационное сельское хозяйство, орошаемое с Каховского водохранилища Херсонской области Украины. То есть Крым жил не только за счет курортов и туризма, но и за счет промышленности и развитого агропромышленного комплекса. Когда крымчане искренне поддержали воссоединение Крыма с Россией, они думали, что вернутся в СССР, а оказалось, что они попали в путинскую олигархическую Россию с сырьевой экономикой, разрушенной промышленностью и коррумпированным государственным аппаратом.

Историческая Новороссия, кроме Крыма, состоит еще из восьми русскоязычных областей юго-восточной Украины. В Советском Союзе эта территория называлась Южным экономическим районом, который включал в себя Одесскую, Николаевскую, Херсонскую, Крымскую, Днепропетровскую и Запорожскую области, которые экономически были связаны между собой и зависели друг от друга. Кремлевское руководство, присоединив Крым к России, тем самым, вырвало его из единого территориального производственно-экономического комплекса. Никогда еще в истории не было такого, чтобы Крым был анклавом, оторванным от России. Крым всегда был экономически связан с остальной Новороссией, являвшейся частью либо российского государства, либо Советского Союза. Следовательно, решать вопрос о воссоединении Крыма с Россией нужно было либо одновременно с вопросом о воссоединении с Россией всей Новороссии от Харькова до Одессы, либо вообще не решать. Видимо понятие «россиянство» у руководителей нашей страны после Беловежских соглашений крепко засело в мозги. Понятия русский, русский мир, русская цивилизация с их точки зрения относятся только к либерально-политическому проекту «Российская Федерация», которая, по-сути, Россией не является.

Допустив стратегическую ошибку, Кремль, тем самым, оставил полуостров без воды. Чтобы обезопасить себя от подобного рода проблем, нужно было присоединять Крым, как минимум, вместе с югом Херсонской области. Достоверно известно, что, когда наши военные в начале марта 2014 года брали под контроль объекты в Крыму и, предвидя будущие негативные последствия, связанные с водоснабжением Крыма, они вышли к Каховскому водохранилищу в Херсонской области и взяли под контроль объекты, обеспечивающие водоснабжение по Крымскому каналу. Из Москвы тут же поступил приказ отходить к Армянску на Перекоп, хотя украинские военнослужащие, дислоцированные в Херсонской области, воевать с российскими подразделениями не собирались и никакого сопротивления им не оказывали. Как видно, наши военные оказались намного дальновиднее кремлевских «стратегов».

Оставшись без воды, Крым фактически потерял сельское хозяйство. Однако вода нужна не только для сельского хозяйства, но и для промышленных предприятий. Получилось, что в выигрыше остались лишь бюджетники и пенсионеры. А где работать трудоспособному населению?

Сразу же после воссоединения Крыма с Россией первый губернатор Севастополя Алексей Чалый предложил федеральному правительству возродить в Севастополе высокотехнологичный приборостроительный комплекс. Но идея возрождения промышленности в Крыму кремлевское руководство не интересовала, а инициативы Чалого по созданию в Крыму сильной индустриальной базы все больше раздражали Кремль, и вскоре Чалый был заменен кремлевским ставленником Меняйло, вместе с которым пришла орда жадных чиновников, которые стали захватывать собственность и совершенно наглым образом отжимать землю. А о приборостроительном комплексе уже больше никто не заикался.

Кремль не собирался предлагать крымчанам возрождать промышленность и сельское хозяйство. Первое, что кремлевская власть предложила Крыму после присоединения, это организовать в Крыму казино. Таким образом, предложение Чалого по возрождению приборостроительного кластера послали к черту, но зато предложили открыть бордель. Возможно кремлевские руководители (видимо, судя по себе), думали, что это как раз именно то, что крымчанам больше всего нужно. Однако следует заметить, что Крым – это традиционно высококультурное общество, откуда вышли многие знаменитые деятели культуры и искусства. И вдруг в первую очередь крымчанам предлагают открыть бордель – международный центр Мамоны и порока. Спрашивается. Как могло среагировать подсознание крымчан на такое предложение от матери Родины?

В Крыму живет очень много моряков торгового флота. После гибели Черноморского пароходства в 90-х годах, они стали наниматься на иностранные суда. После воссоединения Крыма с Россией, крымские моряки остались без работы, поскольку иностранные компании, следуя антироссийским санкциям, перестали оформлять крымчан на иностранные торговые суда, в результате чего они попали в ужасное положение. А Россия ничего взамен им предложить не может. Восстановление торгового флота в планы Кремля не входит. А вместо торгового флота в планы Кремля входит открытие казино и борделей.

Начиная с приходом к власти Ющенко и до 2014 года, на юго-востоке Украины, и, прежде всего, в Донецке, Луганске, Харькове и Одессе, существовал культ Путина. Существовало ошибочное представление о том, что на Украине все плохо, а вот Путин, мол, всего добился, в результате чего Россия поднимается и страна растет. И точно такой же культ существовал в Крыму. Однако столкновение с реальностью резко изменило сознание крымчан. Это можно охарактеризовать, как «синдром ГДР».

Крым вместе с Одессой, Николаевым, Херсоном, Днепропетровском и Запорожьем составляют единый неразрывный организм, как в экономическом, так и в культурно-историческом, этническом и духовном отношении. Присоединение Крыма без остальной Новороссии означает его неизбежную деградацию, независимо от количества вложенных туда денег. Последствия непродуманного присоединения Крыма в том варианте, в котором оно произошло, усугубляются еще и тем, что в Крым проникла больная модель социально-экономического и политического функционирования современной России.

Ситуацию на полуострове можно показать на примере Севастополя, где численность санитарно-курортных учреждений сократилось на 20 % по сравнению с украинским периодом, число детских оздоровительных учреждений сократилось на 25 %, число поликлиник сократилось на 56 %. Севастопольцы думали, что придут боги, а пришли оптимизаторы.

Что является основной сферой российской экономики? Правильно, добыча нефти и газа. И действительно, после присоединения Крыма добыча там нефти и газа подскакивает на 20 %, по сравнению с украинским периодом. Причем следует отметить, что это единственная сфера, где были достигнуты положительные показатели. Все остальные сферы экономики Крыма имеют отрицательные показатели по сравнению с украинским периодом. Так добыча других полезных ископаемых составляет 70 % от 2013 года, перерабатывающая промышленность – 88 %, производство пищевых продуктов – 82 %, легкая промышленность – 60 %. Спрашивается, чем кремлевской власти помешала легкая промышленность Крыма, которая, в общем-то, успешно функционировала до вхождения Крыма в состав России, а сейчас обвалилась на 40 %. Ответ прост. Кремлевской власти не нужна легкая промышленность. Ей нужны только нефть и газ, добыча которых в Крыму, как уже отмечалось, выросла на 20 %.

В других сферах экономики Крыма дела обстоят еще хуже. Так, в строительной промышленности Крыма произошел спад на 63 % по сравнению с украинским периодом, если брать за точку отсчета 2013 год. За последний год в эксплуатацию принято жилой площади на 37 % меньше, чем в 2013 году. Перевезено грузов на 66 % меньше, чем за последний год нахождения Крыма в составе Украины. В остальных сферах экономики Крыма ситуация, примерно, аналогичная.

Отчасти такие обвальные показатели объясняются тем, что промышленность Крыма, в особенности легкая промышленность и грузовой транспорт, были завязаны на близлежащие области Новороссии, находящиеся сейчас в составе Украины. А главное, почти сразу же с момента воссоединения Крыма с Россией полуостров лишился воды, которая была нужна сельскому хозяйству и промышленности. Но проблемы с водой, как, впрочем, и все другие проблемы, изначально можно было избежать, если присоединять Крым вместе с прилегающей к нему территорией Новороссии, включив, тем самым, Крым в уже действующий единый производственно-экономический комплекс.

Кремлем был выбран самый худший из всех имевшихся вариантов присоединения Крыма. Но, несмотря на это, Путин похвастался, что решение о присоединении Крыма было принято им одним почти мгновенно (надо понимать, непродуманно). На самом деле это приговор Путину, как государственному деятелю. Спрашивается. Где же он был со своим аналитическим отделом? Он что, со своими многочисленными советниками не мог предвидеть вполне очевидных негативных последствий принятия известного варианта присоединения Крыма? Если бы Путин действительно был мудрым политиком, как его любят изображать кремлевские лизоблюды, то он не принимал бы решение мгновенно, а рассмотрел бы все возможные варианты и последствия каждого из вариантов. Никто не оспаривает правильность решения о присоединении Крыма, тем более, что для этого сложилась более чем благоприятная ситуация. И медлить действительно было нельзя. Речь лишь идет о выборе правильного варианта: присоединять всю Новороссию, часть Новороссии, обеспечивающей базовые потребности Крыма (например, в водоснабжении и энергоснабжении) либо мизерную часть Новороссии (только Крым) без каких-либо источников снабжения. Вполне очевидно, что последний вариант влечет массу негативных последствий, объективно ставящих Крым в заведомо сложную ситуацию. Путин, как «мудрый» стратег, выбрал самый наихудший вариант. В 2014 году у него были все шансы прославить себя на века. Однако Путин умудрился без пяти минут оглушительную победу, когда половина Украины была готова лечь под Россию, превратить в позорнейшее поражение.

Выбор наихудшего варианта присоединения Крыма, то есть присоединение лишь одного Крымского полуострова, отрывая его от традиционных источников снабжения, объясняется политической гордыней Кремля, который хотел не столько присоединить сам Крым (иначе бы он выбрал более разумный вариант), сколько повысить собственный рейтинг. Так, в фильме «Крым – путь домой» Путин сказал, что у него никогда и в мыслях не было идеи присоединять Крым. Таким образом, получается, что за все время своего правления у Путина никогда не было стратегической цели по воссоединению русских земель. Все 23 года украинской оккупации жители Крыма мечтали о воссоединении с Россией, так же, как об этом сейчас мечтают жители Донбасса, а у Путина оказывается, такой мысли в голове не было. В фильме он сам об этом сказал.

Первый вариант, предусматривающий создание большой Новороссии, автоматически снял бы все проблемы со снабжением Крыма и одновременно разблокировал бы Приднестровье. Проект большой Новороссии смог бы поставить на колени оставшуюся, преимущественно сельскую бандеровскую, Украину на колени, поскольку почти вся промышленность сосредоточена в русских юго-восточных областях Украины. Следовательно, сам факт создания Новороссии поставил бы крест и на самом проекте «Украина», созданном чуть более ста лет назад в австрийских кабинетах.

1 коммент.

  1. Grishaclim
    05.09.2018 на 15:35

    delo ne v degradacii, delo v evrejah. Oni sejchas kupili politikov i strojat poselenija dlja sebja. A cherez nekotoroe vremja i Krim kupjat. Dengi u nih est.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *