Ложный выбор между «патриотами» и либералами

Внутрироссийское противостояниеГосударство и медийный бизнес заинтересованы в сохранении политического и экономического порядка. Следовательно, линия основных СМИ направлена на поддержание действующей власти, которая взамен на лояльность СМИ не мешает их бизнесу. На смену информационному хаосу, прямых эфиров и войн компроматов ельцинского периода пришли причесанные, глянцевые, правильно смонтированные ток-шоу спектакли, где актеры четко следуют своей роли. Один из приемов, которые сегодня используют российские СМИ это торговля страхом. Торговля страхом – это не только катастрофы и теракты, это еще и выгодный окрас действующего режима перед угрозой прихода нового, худшего. Это выбор между плохим и очень плохим. Вобрав зарубежный опыт, современные российские медиатехнологи пришли к схеме противостояния условных сторонников действующей власти, которая позиционирует себя как державники и патриоты, и условных противников власти, которых относят к сторонникам западной либеральной модели. То есть, кремлевские СМИ используют примитивную схему: «Если ты не за Путина, значит ты – либерал и против России». Хотя, на самом деле, противники Путина в своем большинстве это необязательно сторонники западной либеральной модели.

Следует обратить особое внимание на то, что те характеристики, которыми наделяют себя для широкой аудитории эти силы, являются крайне условными, поскольку так называемые патриоты-державники копят свои счета за границей, не прочь распродать государственные активы и земли страны, патриотами которой они хотят казаться. Ну, а так называемые либералы на поверку оказываются бесконечно далекими от действительных ценностей буржуазной демократии.

На современном медиарынке России существуют две основные силы – либерально прозападные и «державно-патриотические». Иные силы в российские СМИ не допускаются. Поскольку иные действительно патриотические политические силы не смогли пока создать массово значимых медийных ресурсов, в информационном поле России существуют только две силы – сторонники власти Путина (так называемые патриоты-державники) и противники действующей власти (так называемая оппозиция), которые в медийном поле стали синонимом либералов-западников. То есть российское информационное политическое поле максимально примитивизировано, упрощено и сведено к двум позициям: «друг – враг». В зависимости от того, к какому лагерю ты примыкаешь, расставляются ярлычки «свой» или «чужой». Третья сила в данной схеме не предусмотрена и попросту игнорируется. Заметим, что здесь используется тяга человека к упрощению и к стереотипизации описываемых процессов. Поэтому схема «свой – чужой» быстро принимается и усваивается широкими массами.

Рассмотрим основные информационные инструменты одной и другой стороны. Главным рупором прозападных сил является радиостанция «Эхо Москвы». Если взять срез риторики этой радиостанции, то мы увидим абсолютизацию Запада и США как некоего рая на земле. При этом в их представлении Россия является, и всегда являлась отсталой третьесортной страной, которой во всем надо брать пример с Запада и с США. Для формирования в сознании аудитории такой картины мира из жизни западных стран отбираются исключительно положительные стороны, а отрицательные – старательно затушевываются. Но, если даже какой-то негатив и всплывает, то следует оговорка: «Но в России то еще хуже». В отношении жизни в России активно ищется негатив, нередко из зарубежных неподтвержденных источников. Эта негативная информация эмоционально усиливается и подается в эфир. Исключением может служить разве что период правления династии Романовых, особенно в предреволюционные годы. Это делается для того, чтобы оттенить  советский период нашей истории. В этом, кстати, либералы и нынешняя кремлевская власть едины. И те, и другие стараются всячески очернить советское прошлое, выпячивая тему монархизма и белогвардейщины.

Вообще, тематике очернения советского периода страны уделяется большая часть эфирного времени. Даже, если какая-то передача напрямую и не посвящена политике, а, скажем, касается науки, спорта или искусства, все равно тема негатива к советской власти, так или иначе, затрагивается. Например, ведущий передачи о современных модных тенденциях может из нашего времени перескочить в советский период и заявить, что в Советском Союзе было совершенно невозможно купить нормальную материю для пошива одежды, а если что-то и попадалось, то качество было отвратительным. То ли дело сейчас. Или ведущий передачи о мотоциклах может переместиться в Советский Союз и заявить, что там якобы людям было запрещено иметь личный транспорт ровно, как и свободу. Ну, а имя Сталина могут совершенно внезапно подшить к любой передаче, естественно, с негативным оттенком. Таким образом, все кремлевские СМИ по-сути являются либеральными и русофобскими. Их порой невозможно отличить от самих либеральных СМИ, поскольку и там, и там господствует вся та же либеральная идеология.

Россия с точки зрения либерального информационного лагеря не пошла по западному пути развития, поскольку в 1917 году все испортили большевики, насильственно захватив власть и развязав гражданскую войну. Затем они устроили репрессии против своего народа, за что достойны клейма «хуже Гитлера». Они привели страну к так называемому застою, после чего либералы в 1991 году пришли к власти, и, разумеется, демократическим путем. Но сегодня, по мнению либералов, не все так радужно, как хотелось бы, потому что: А). 70 лет советского режима все еще дают о себе знать; Б). Русский народ, в большинстве своем, темен, забит и не понимает западных демократических ценностей, и это вряд ли можно исправить, поскольку сказывается ущербный менталитет русского народа. Другое дело — украинцы, которые, безусловно, идут по правильному пути; В). У власти находится человек, который в последние годы не во всем устраивает западных партнеров, а, значит, и их верных союзников – российских либералов. К самому Путину у российских либералов, по-сути, нет никаких претензий. Он последовательный сторонник либеральной идеологии и рыночных отношений, важные посты в Правительстве занимают идейные гайдаровцы. Однако раз Путин чем-то не понравился Западу, значит, он также неприемлем и для российских либералов.

Теперь обратимся к СМИ, поддерживающим существующую власть во главе с Президентом Путиным. На первый взгляд может показаться, что риторика прокремлевских СМИ кардинально отличается от либеральных. Однако же, если отбросить красивую обертку, то выяснится, что общего в пропаганде Кремля и российских либералов больше, нежели различий. Поэтому акцентируем внимание, прежде всего, на различиях.

Следует отметить, что само качество пропаганды на властных каналах зачастую выше, чем на либеральных. Вероятно, что это связано с лучшим финансированием. Со стороны обывателя информация в таких СМИ кажется более взвешенной, менее радикальной и непохожей на жестко тоталитарную секту с нетерпимостью к инакомыслию, как это часто бывает в либеральных СМИ. Достигается это, в том числе, и тем, что спектр мнений, представленных на провластных каналах, значительно шире, чем на либеральных. Соотношение, разумеется, всегда в пользу правящих кругов, но тут можно услышать мнение и религиозных деятелей, и чуть левоватых, и самих либералов-западников. Тем самым, у зрителя и слушателя создается ощущение как бы плюрализма мнений. Известный провластный пропагандист Николай Стариков, выступая как-то перед ополченцами в Донецке, на вопрос о том, есть ли на центральном телевидении цензура, ответил, что нет, так как ему никто никогда не запрещал говорить. И это, правда, потому, как понятно, что сторонник нынешней власти и лично Президента Путина ничего неправильного в эфире российского телевидения не скажет. То есть цензурирование на российском телевидении проходит еще на этапе подбора персонажей для той или иной передачи. Неблагонадежные просто не приглашаются.

Неверно было бы каждого участника политического шоу подозревать в проплаченном актерстве. Эти господа могут быть вполне искренними. Что касается вопросов истории, то в провластных СМИ СССР хоть и критикуется, но его, как правило, не называют абсолютным злом, а говорят мягче. Мол, было и хорошее и плохое. Если либералы требуют, как минимум, Нюрнбергского процесса над коммунизмом, то в кремлевских СМИ риторика мягче. Мол, возврат к идее социальной справедливости невозможен в силу того, что сама коммунистическая идея себя изжила, осталась в прошлом и больше никогда не вернется. Причем подается это с интонацией не дискуссионной, ни как точка зрения, а как свершившийся факт, всем давно очевидный и понятный. В частности, неплохими навыками выдавать точку зрения за очевидную истину обладает один из самых состоятельных телеведущих России Владимир Соловьев. И такой метод куда эффективнее, чем злобный радикализм либералов, часто отталкивающий аудиторию.

Главной задачей кремлевских СМИ является формирование исключительно положительного образа Путина, а также формирование у аудитории стойкого убеждения, что никаких альтернатив Путину нет и быть не может. Достигается это весьма легко и примитивно. Путин избавлен от любых неудобных ему вопросов. Он никогда не дебатирует перед выборами, вообще игнорирует каких бы то ни было оппонентов, подается в эфир исключительно, как человек, занимающийся серьезными делами, в то время как все другие возможные претенденты на высшие посты стравливаются в эфире политических шоу. В целях удержания рейтинга Путина на плаву задачей кремлевских СМИ является формирование у аудитории стойкого убеждения в порочности советской системы, что, якобы, доказывается ее падением. Для этого центральные СМИ пытаются сформировать у аудитории чувство удовлетворенности сегодняшним положением дел в стране, при всех имеющихся недостатках, над которыми, разумеется, постоянно работает команда профессионалов у власти. Плюсы по сравнению с советским периодом, как правило, связывают с количеством автомобилей на душу населения, а также со щедрым упоминанием таких абстрактных прав, как свобода, права человека, возможность выезда за границу и т.п.

Причем эти мысли продвигаются не только в передачах новостийного характера или на политических ток-шоу. Политика щедро приправлена и в программах развлекательного характера, не говоря уже о кино. 90-е годы в прокремлевских СМИ подаются как неоднозначный период. С одной стороны негативный образ того времени связывают с нахождением у власти команды Ельцина, Гайдара и Чубайса. На их фоне очень удобно и выгодно оттенять фигуру Путина, который по легенде спас страну от окончательного развала. В то же время Ельцину и Гайдару до сих пор на государственном уровне отдаются высокие почести, а господин Чубайс прекрасно чувствует себя сегодня и хвастается тем, что у него очень много денег.

Отдельным пунктом кремлевской пропаганды стоит так называемая внешняя угроза. Главными доводами пропагандистов являются: возвращение Крыма, помощь Донбассу и операция в Сирии по борьбе с терроризмом на дальних подступах. Все это очень эффективно поднимает рейтинг Путина, что крайне необходимо в условиях наступающего системного кризиса в России.

Для того, чтобы замаскировать внутренние проблемы в стране, в ход идет затертый, но все еще работающий прием – давление на патриотические чувства. Этот прием рассчитан на людей ленивых, с отсутствием критического мышления. Этот прием не мотивирует ни к каким свершениям, ни к каким совершенствованиям, ни к труду, ни образованию, а предлагает просто праздно восхищаться самим фактом принадлежности к некогда великой державе, к великой истории и литературе, к великой нации, к достижениям предков, к чему сама нынешняя кремлевская власть никакого отношения не имеет. Метод давления на патриотические чувства не требует никаких материальных затрат и никакой работы, поэтому он так успешно продвигается.

Главными врагами страны и ее целостности объявляются любые инакомыслящие, прежде всего, те самые либералы-западники. В их лагере есть несколько телевизионных персон, вхожих в прокремлевские СМИ, и делающих все для того, чтобы аудитория все больше ненавидела либералов, на фоне которых Путин и его либеральное окружение смотрится суперпатриотически. Хотя, как уже отмечалось, либеральное окружение Путина гайдаровского разлива ничем не отличается от внесистемных либералов, также являющихся приверженцами того же Гайдара. Разница только в том, что одни любят Гайдара чуть больше (либералы-западники), а другие – чуть меньше (патриоты-державники). Допущенные на политические ток-шоу внесистемные либералы очень эффективно работают на повышение рейтинга Путина.

Основные противоречия в формировании картины мира прокремлевскими СМИ заключаются во все большем несоответствии пропаганды окружающей действительности. Чтобы осмыслить происходящее и увидеть картину, приближенную к действительному положению дел, необходимо совершить определенную работу и напрячь мозги. Это, конечно сложнее, чем просто выкрикивать патриотические лозунги. Тут еще играет роль психологический фактор отторжения человеком негативной информации, которая ему неприятна. Провластные СМИ выдают именно ту картинку, которую хочет видеть население.

По-сути, прокремлевские силы, называющие себя патриотами-государственниками, и внесистемные либералы составляют два крыла одного и того же либерального лагеря. Власть, пытаясь увести людей с действительного патриотического пути, предлагает народу ложный выбор между ними и либералами внутри либерального спектра. Все, что за его пределами беспощадно маргинализируется, преследуется и высмеивается. Однако, как показывают последние опросы общественного мнения, внутри российского общества имеется запрос на смену нынешней либеральной системы, которая к настоящему времени себя полностью изжила.

В год столетия Великой Октябрьской Социалистической Революции «Фонд Андрея Первозванного» провел интернет-опрос о том, какая из программ российских политических партий образца 1917 года современным активным пользователям социальных сетей милее и ближе. На выбор был предложен полный спектр партий, существовавших в то время: большевики, меньшевики, эсеры, левые эсеры, анархисты, монархисты, кадеты, октябристы. И к удивлению, опросы показали, что большевики опережают абсолютно всех. «Вконтакте» большевики набрали 35 %. На втором месте монархисты с 26 %. В «Фейсбуке» за большевиков проголосовало 49 %. На втором месте монархисты с 34 %. Таким образом, за большевиков и монархистов вместе взятых проголосовало подавляющее большинство. А эти силы, как известно, представляют государственно-патриотические позиции. Остальные демократические и либеральные партии набрали, в лучшем случае, по несколько процентов. Это интернет-голосование отразило ту нехитрую истину, что единственной реальной альтернативой советской власти рассматривается черносотенная православно-монархическая контрреволюция. А буржуазно-либеральные организации оказались в абсолютном меньшинстве.

Таким образом, самая образованная, самая политически грамотная и самая активная часть пользователей российского интернета отвергает нынешний либеральный строй и делает ставку на крайне радикальные силы. И эта перспектива пугает кремлевскую либеральную власть, авторитет которой стремительно падает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *