Миф о репрессиях в Красной Армии

Исторические стереотипыИз навязываемой нам истории известно, что Сталин накануне войны обезглавил Красную Армию, что явилось результатом неудач первых месяцев войны. Этот миф поддерживается еще с хрущевских времен и особо оберегается российскими либеральными историками. Но соответствует ли данный факт действительности?

То, что нашу армию подло обезглавили, отчего Советский Союз и потерпел поражение в первые месяцы войны, мы знаем от наших «объективных» отечественных историков, но вот кто обезглавил французскую армию, которая вообще, практически не сопротивляясь, сдалась Германии, нам почему-то эти же историки не сообщают.

Никто не оспаривает тот факт, что в 1937 – 1938 годах была большая чистка (либералы называют ее громким словом «Большой террор»), которая затронула и Красную Армию. Нам объясняют, что кадровая чистка была чисто прихотью Сталина, и каких либо рациональных причин для этого не было. Видимо Сталину просто нравилось убивать людей. Нам также объясняют, что масштабы этой чистки были таковы, что армия осталась без офицеров, и что чуть ли не лейтенанты командовали дивизиями.

Надо отметить, что вся компания по кадровой чистке в армии пошла с разоблачения заговора Тухачевского, который в 1937 году с группой подельников был разоблачен и расстрелян. Сама фигура Тухачевского была сильно распиарена со времен Хрущева и, особенно, в период перестройки, где он был показан как герой гражданской войны, а также как выдающийся военный теоретик. Реальность гораздо скромнее. По непосредственной вине Тухачевского в польский плен под Варшавой попали десятки тысяч красноармейцев, которые в последствии были уничтожены. То, что по итогам советско-польской войны 1920 года его не расстреляли, является большой загадкой. Однако Тухачевского все же в 1937 году расстреляли, только не за военные преступления, а за то, что он организовал заговор с целью свержения государственной власти. Несмотря на то, что многие документы, касающиеся заговора Тухачевского, все еще засекречены, уже имеется достаточно доказательств, подтверждающих данный факт. Лишь наши либеральные историки, заправляющие современной исторической наукой, все еще тупо продолжают оспаривать данное обстоятельство.

Почему либералы так зацепились за непогрешимость Тухачевского и яростно оспаривают факт его участия в заговоре? Почему либералы не открывают архивы, касающиеся заговора Тухачевского? Не потому ли, что там есть подтверждение данного факта? Дело заключается в том, что, если признать факт заговора Тухачевского, то, как карточный домик, рушится вся концепция сталинских репрессий, поскольку чистки пошли с репрессии самого Тухачевского, который со всеми потрохами выдал весь круг заговорщиков, а те по цепочке стали выдавать и других.

Какие же масштабы репрессий затронули кадровый состав Красной Армии? Если верить нашим антисоветским историкам, то почти все офицерство было пущено под нож. Более вменяемые историки озвучивают цифру в 40 тысяч репрессированных. Откуда у этой цифры растут ноги? Цифру в 40 тысяч репрессированных среднего и высшего командного состава Красной Армии впервые ввел в оборот известный в прошлом военный историк Д. Волкогонов, являвшийся последовательным ельцинистом, и успевший на излете перестройки отметиться на ниве разоблачения сталинизма. Но можно ли доверять высказываниям этого выдающегося деятеля коммунистического движения, успевшего на лету (в последний год перестройки) переобуться и продать все, чему служил, присягал и клялся? Кстати, часть документов, касающихся статистики репрессий в Красной Армии, до сих пор остается засекреченной. Видимо правдивые цифры не устраивают либералов во власти, поскольку они опять же рушат всю их лживую концепцию «Большого террора».

Отдельные историки, отталкиваясь от вышеуказанной цифры, озвучивают более точную цифру в 36 тысяч репрессированных, а некоторые историки к этой цифре вводят оговорку, что из 36 тысяч репрессированных часть их была из армии просто уволена. Чтобы хоть как-то увеличить цифру репрессированных, нынешние либералы в число репрессированных включают не только осужденных, но и просто уволенных со службы без каких-либо иных последствий. Известны случаи, когда либеральные историки включают в число репрессированных даже тех, кто должен был получить сталинскую премию первой степени, а незаконно получил сталинскую премию только второй степени. А как тогда назвать нынешнюю кремлевскую политику по сокращению 100 тысяч служащих полиции? Их тоже по аналогии можно назвать репрессированными? Тогда число репрессированных нынешними либералами значительно превзойдет число репрессированных Сталиным. К примеру, был приказ Ворошилова «О борьбе с пьянством в Красной Армии». В соответствии с этим приказом в 1937 и 1938 годах было «репрессировано» около четырех тысяч алкоголиков. Что они там по пьянке сделали, неизвестно, может некоторые были не просто уволены, но еще и осуждены, например, за хулиганство с применением огнестрельного оружия в общественном месте. Теперь у наших горе-либералов все эти бедолаги являются потерпевшими от кровавых сталинских злодеяний. А главное, что эту чушь подхватывают и цитируют за рубежом, ведь сами же русские это признают.

Вновь вернемся к официальной, по видимому, слишком завышенной цифре в 36 тысяч репрессированных. В 1937 и 1938 годах около четырех тысяч военнослужащих были уволены по причине здоровья, инвалидности и травматизма, что для службы в армии естественно. Примерно столько же было уволено в соответствии с приказом «О борьбе с пьянством». В основном это пьяницы, морально разложившиеся и лица, совершившие хищения. В общем-то, надо отметить, что во всех современных армиях от указанной категории лиц избавляются, а не делают их потерпевшими от режима. Увольнение их является прямой обязанностью руководства, а вовсе не сведение счетов по политическим мотивам, как стараются преподнести наши либералы.

Таким образом, из 36 тысяч репрессированных 8 тысяч ушло. Осталась цифра в 28 тысяч репрессированных. Теперь рассмотрим выбывших военнослужащих непосредственно по политическим мотивам. Примерно около 9500 военнослужащих было арестовано и еще 19 тысяч – уволено из армии без каких-либо дальнейших для них негативных последствий. Из них, одна часть людей была арестована или просто уволена за связь с заговорщиками, а другая – за то, что были лицами с неподходящей национальностью: немцами, прибалтами, поляками. Надо отметить, что к 1937 году в структуре высшего и среднего комсостава лица нежелательной национальности составляли не менее двух третей от общего состава, что на тот момент вызывало тревогу. Чтобы не говорили, случаи шпионажа в пользу Германии, Эстонии и Латвии в реальности имели место быть. Так, некоторые лица, осужденные в 1937 году за шпионаж в пользу тогда еще независимых стран Прибалтики, до настоящего времени не реабилитированы, что подтверждает обоснованность их осуждения. Конечно, нельзя оправдывать то, что всех смели под одну гребенку. Но надо признаться, что потом это исправлялось, и подвергнутые аресту по национальному признаку, возвращались в состав Красной Армии. Так было, например, с будущим легендарным маршалом Рокоссовским.

Думается, что объективно нельзя согласиться с тем, что 19 тысяч уволенных, даже если они были уволены по политическим мотивам, тянет на термин «репрессии». При этом около 9 тысяч уволенных военнослужащих впоследствии были восстановлены в армии. Так, из уволенных за связь с заговорщиками 3580 военнослужащих  в 1939 году в армии были восстановлены 2864 человека (фактически 4/5). Из уволенных по национальному признаку 4138 поляков, немцев, эстонцев, литовцев и латышей в 1939 году в армии было восстановлено 1919 человек (т.е. практически половина). Здесь мы наглядно видим, что политические дела в годы так называемого террора пересматривались довольно оперативно. Есть чему поучиться нашей современной либеральной судебной системе.

Остается около 9500 арестованных военнослужащих по политическим мотивам. Из этого количества примерно 1500 военнослужащих в течение года были освобождены, а многие из них — восстановлены в армии. Таким образом, от числа репрессированных остается цифра восемь тысяч. Из них по официальным либеральным данным было расстреляно около двух тысяч военнослужащих. Причем либеральные историки из кожи лезли, чтобы увеличить эту цифру, включая в нее умерших, как по естественным причинам и болезни, так и погибших в результате несчастных случаев.

Таким образом, получается, что из 206 тысяч военнослужащих высшего и среднего командного состава, числящихся на начало 1937 года, было арестовано восемь тысяч военнослужащих, из них – около 2000 расстреляны, остальные шесть тысяч осуждены на различные сроки. Следовательно, от 4 % репрессированных военнослужащих было расстреляно около 1 %. Эта цифра, конечно не маленькая, но все же она не могла существенно повлиять на боеспособность Красной Армии. Перед началом войны в Красной Армии действительно наблюдался кадровый дефицит, однако причиной этого были вовсе не репрессии, а стремительное увеличение численности армии. Так количество командирских вакансий с сентября 1939 по январь 1941 года  увеличилось, как минимум, в три раза. И, естественно, это нужно было как-то восполнять. Учитывая, что еще до 1931 года половина населения нашей страны было неграмотным, то возникали вполне объяснимые проблемы с восполнением командного состава резко возрастающей по численности армии.

Либеральные историки постоянно возражают, утверждая о том, что средний командный состав, возможно, чистили не так сильно, как высший состав армии, и ссылаются на то, что из пяти маршалов в 1937 году три маршала были репрессированы, а также приводят другие душещипательные цифры. Однако, согласно имеющейся официальной статистике, на период начала репрессий образовательный уровень среднего командного состава, ставшего в 1939-1941 годах на место высшего командного состава, был достаточно высок и ничем не отличался от образовательного уровня высшего командного состава. Так, 29 % командиров среднего командного звена закончили высшие военные академии. В 1938 году эта цифра увеличилась до 38 %, а в 1941 году к моменту начала войны – до 52 %. И, наоборот, из трех арестованных в 1937 году маршалов ни один не имел высшего академического образования, а двое из назначенных на их место его имели. Из командующих округами было арестовано три человека с военным академическим образованием, а на их место назначено восемь человек с военным академическим образованием. Таким образом, получается, что, не смотря на репрессии, уровень высшего командного состава Красной Армии существенно повысился. В результате так называемых репрессий была вырублена та верхушка, которая сидела в высшем командном составе еще со времен гражданской войны. А на смену им пришли люди с высшим военным образованием, прошедшие военную карьеру с самых низов.

Встает вопрос, а как вообще могло случится, что рядовая кадровая чистка 1937-1938 годов в будущем послужит основанием для разжигания такой огромной компании, связанной с десталиницацией и очернением всего сталинского периода, явившегося качественным прорывом с грандиозными достижениями во всех сферах жизни нашей страны. Все началось с заговора Тухачевского, который на допросе сдал не только своих подельников, но и дал лживые показания против лиц, не имевших отношения к заговору. А те, в свою очередь, стали давать показания на других лиц. Так, вначале были только сотни причастных к заговору, но со временем их становилось все больше и больше. Маховик чисток по цепочке закручивался все сильнее, пока не был арестован глава НКВД Ежов, после чего чистки сразу прекратились, а большая часть военнослужащих была вскоре реабилитирована и восстановлена в армии.

Таким образом, масштабы военной чистки сильно преувеличены, а также преувеличена степень их вредоносного воздействия. Невинных пострадавших было также немало, однако в отношении значительной их части восторжествовала справедливость, и они были в течение года восстановлены в рядах Красной Армии.

Очень стыдно, когда руководство страны само дает повод нашим внешним врагам для раздувания вопроса сталинских репрессий, поскольку это, прежде всего, бьет по нашей Великой Победе, когда Гитлера приравнивают к Сталину, а фашистскую Германию к Советскому Союзу. Так, пресс-секретарь МИД РФ и звезда телеэкрана пресловутая Маша Захарова недавно заявила о миллионах якобы расстрелянных Сталиным и прозрачно намекнула, что Сталин хуже Гитлера. Кто-то скажет, что таким примитивным людям как Мария Захарова, Джен Псаки и им подобным, разрешено все.  Но здесь официальный представитель российского МИДа воспроизводит перестроечные штампы, с помощью которых была разгромлена наша страна. Если были миллионы и миллионы расстрелянных, если Сталин хуже Гитлера, то сегодняшней России надо начинать каяться и выплачивать репарации, то есть делать то, что от нас требуют наши западные «партнеры». И это трагедия не лично Маши Захаровой, не МИДа, а всего русского народа, поскольку простому народу придется расхлебывать идейные бредовые теории российской либеральной элиты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *