Обреченность украинской культуры

ГалицияБольшую часть территории Речи Посполитой составляло Великое княжество Литовское (оно же Великое княжество Русское), в которое входило 95 % земель бывшей Киевской Руси с русским населением. Политика ополячивания, то есть привнесение европейских ценностей, не встретила понимания у русского народа. Условно говоря, происходило нечто такое, что сейчас происходит, соответственно, между киевскими рогулями и Донбассом. Тогдашние «европейцы» усиленно пытались убедить тогдашних «ватников», что они не правы, на что жители земель славной Киевской Руси прямо дали понять, что не разделяют европейских ценностей. Окончательное размежевание русского населения юго-западной Руси с Польшей привело к возникновению «особых районов» так называемого гетманства, которое болталось между Москвой и Варшавой.

Москва взяла гетманство на свое полное содержание, закачав в эту территорию астрономическую по тем временам сумму денег. Туда против Польши были брошены все силы московского государства, которые копились для очередного отвоевания Прибалтики. В результате Москва умудрилась не добить Польшу, и заодно поссориться со шведами из-за Прибалтики, которую московские войска захватили, но удержать не смогли. Получилось так. Пока шведы штурмовали Варшаву и Краков, наши идиоты, вместо того, чтобы окончательно решить польский вопрос еще за 150 лет до Екатерины II, решили договориться с поляками, в связи с чем, заключили с ними очередной «минский» (Андрусовский) договор. В итоге, шведы в Польше проиграли, но затем, набравшись сил, выбили русские войска из Прибалтики и на долгое время стали нашими врагами. Если бы не гетманство, вопрос Северной войны был бы решен еще до Петра I.

Базовой причиной военных неудач московского государства была Переяславская Рада, которая ничего кроме издержек российскому государству не принесла. За 30 лет после Переяславкой Рады гетманство превратилось в аналог Сомали, поэтому рано или поздно пришлось наводить там порядок. Кончилось это уничтожением Запорожской Сечи и ликвидацией гетманства. Заодно ликвидировали и Речь Посполитую.

Через 150 лет большевики решили возродить гетманство в виде так называемой Украины. Правда, в начале 1918 года гетманство возродили немцы, начитавшись исторической литературы, но большевики не только не прекратили это безобразие, но и весьма способствовали формированию на территории юго-западной России новой нации и нового языка (на базе польского). Большевики, приведя гетманство в товарный вид, создали на его территории Украинскую ССР, более чем на половину прирастив это искусственное национальное образование территориями с исключительно русскоговорящим населением. В настоящее время украинские националисты продолжают новый проект ополячивания. Только теперь граница проходит не по Днепру, а значительно восточнее: возле Ростова, Воронежа, Белгорода, Курска и Брянска.

Российская Империя произвела масштабный колонизационный проект на территории уничтоженного Крымского ханства, заселив эту территорию русскими людьми и назвав ее Новороссией. Сейчас галицийские недоумки, которые пресмыкались то перед Польшей, то перед Австрией, заявляют, что Новороссия это территория неких древних протоукров и принадлежит носителям европейских ценностей.

Все это галицийское дерьмо было вытащено советской властью из навоза, причем из реального навоза. До 1939 года Львов был чисто еврейским городом с небольшим процентом поляков. Однако сначала большевики, потом юберменшен, а потом снова большевики завезли во Львов большую кучу протоукров. К сожалению, после войны большая часть галицийских протоукров была завезена в Киев и в другие украинские города. При советской власти галицийских дегенератов доставали из навоза и ставили на руководящие должности в Киеве, не проводя при этом должной селекции.

Сейчас выяснилось, что черта оседлости при Екатерине II проводилась не просто так, и создана она была отнюдь не от евреев. Так в Российской Империи евреи, вопреки бытующему мнению, составляли большой процент населения не только городов западной части Империи, но и таких городов как Витебск, Полоцк, Смоленск, Могилев, Бобруйск, Гомель, которые были расположены намного восточнее черты оседлости. Значит, эта черта проводилась не для евреев. А для кого же тогда? Екатерина Великая хорошо понимала, что при включении огромной части территории Речи Посполитой в состав Российской Империи на ее западных территориях оставалось огромное число ополяченных русских, которые к тому же были заражены вирусом европейских ценностей, и пускать этот навозный материал в русскую цивилизованную городскую среду нельзя. Представителям рогульского сообщества было запрещено пересекать черту примерно по линии Винница – Житомир – Пинск – Барановичи, чтобы они своим присутствием не поганили цивилизованное общество таких близлежащих русских городов как Минск, Киев, Харьков, Екатеринослав, Одессу с проживающим там русским образованным населением. Позволить куче рогулей переселяться в русские города означало бы то же самое, что поставить сортир во дворе, и ходить не в клозет, а в находящуюся рядом выгребную яму.

После 1917 и 1991 годов рогули потребовали пустить их в сообщество городских, культурных и урбанизированных жителей, а сами жители русских городов должны были перейти на их рогульскую мову. Сам рогульский язык языком является постольку поскольку. Несмотря на все вопли укров, история создания рогульского языка прекрасно задокументирована. Согласно этой истории никакого украинского языка нет, так же как, например, нет никакого норвежского языка, который является сконструированным диалектом шведского языка. Реформа норвежского языка была проведена в начале XX века так, чтобы норвежский язык как можно меньше походил бы на шведский язык для того, чтобы, во-первых, отсоединиться от унии со Швецией, а, во-вторых, обосновать древность норвежской нации, якобы ведущей свои корни от викингов, которые, по мнению норвежских националистов, ничего общего со шведами не имеют. Аналогичные способы были использованы большевиками в 20-х годах при создании так называемого украинского языка.

Мало того, что украинский язык является искусственным, но он еще и малоприспособлен к цивилизационному развитию. Если относительно норвежского искусственного языка можно сказать что-то хорошее, поскольку на современном норвежском языке появилась хоть какая-то приличная литература, то что сделали в свое время в Австро-Венгрии по заказу венского двора, и то что затем было имплементировано большевиками в виде так называемого украинского языка, кроме как откровенным убожеством, назвать нельзя. Никакой серьезной литературы на украинском языке так и не возникло. И возникнуть в принципе не могло.

К концу 20-х годов большевики поняли, что искусственно создать украинскую нацию на практике не получится, и вскоре отказались от этой бесперспективной затеи. Дело в том, что создать новую нацию можно лишь на базе нового языка, который, несмотря на все усилия большевиков, в русской городской среде так и не прижился (смотрите статью «Кто и как украинизировал Украину»). Вот и теперь на Украине многие из числа клинических недоумков в очередной раз пытаются наступить на те же грабли, убеждая в том, что Жмеринка – цэ Европа.

Руководитель холдинга «Ромир» со ссылкой на опрос, проведенный в феврале 2017 года среди украинского населения, сообщил: «Лишь 5 % ответили, что не используют русский язык, 66 % говорят на нем в семье, 61 % используют его в общении с друзьями, 39 % смотрят русскоязычное телевидение и фильмы, 34 % общаются на русском на работе… При этом 78 % опрошенных признались, что хотят, чтобы их дети разговаривали на русском языке. Лишь 16 % украинцев считают, что на Украине нужно разговаривать только на украинском языке».

В 2007 году американский институт общественного мнения «Гэллапа» провел на Украине опрос, в соответствии с которым было определено, что русскоязычие как материнский язык, на котором люди думают, разговаривают в семье и воспринимают мир, составляет 83 % населения Украины. И это после оранжевой революции. Как же в этом случае создать украинскую нацию, где украинский язык будет единственным языком общения? Как перекинуть эти 83 % населения в украиноязычие?

Когда будет создано поголовное украиноязычие, процесс создания украинской нации можно считать завершенным. Тогда для молодой нации можно придумывать и новую историю, начинающуюся якобы с глубокой древности. Если сплотить людей вокруг украиноязычия, то на практике украинскую нацию создать можно. Но есть одна проблема. И эта проблема связана с приземленностью. Дело в том, что менять материнский язык в обществе это не так-то просто, с учетом того, что люди будут сопротивляться, если это делать чересчур быстро. Если бы процесс украинизации был бы мягко растянут примерно на лет 30-50, то у украинизаторов шансы были бы велики. Если бы на Украине было признано двуязычие с вектором изменения в сторону украиноязычия, то в течение 30-50 лет эта задача была бы реально выполнима. Тем более этому весьма способствует политика российского руководства, которая считает русскоязычных жителей Украины украинцами. Даже минские соглашения говорят о том, что русскоговорящий Донбасс должен войти в состав обновленной Украины. Но ретивый нахрап украинизаторов, которым соответствующие результаты нужны немедленно и сразу, не оставляет им никаких шансов на успех.

Вначале привить европейские ценности на территории Украины пытались поляки. Но их хотя бы можно было понять. В виду своей патологической ущербности поляки искренне полагали, что они Европа. Им просто никто не рассказал, что поляк и европеец, это абсолютно разные вещи. Что бы поляки ни делали, германцы, и вообще, англо-саксонское сообщество всегда будут смотреть на них как на недочеловеков. Даже когда геополитика играет в пользу существования польского проекта, как инструмента в борьбе против России, тем не менее, никогда свиное рыло в калашный ряд не пустят. Даже если европейцы и выступали двумя руками за европейский выбор Польши, они никогда не допустят поляков за большой европейский стол. Даже какие-то греки могут быть приняты в Европу, но поляки никогда. Членство в Европейском Союзе это не результат собственной деятельности поляков. Если бы не было большевиков, если не было бы Варшавского договора, то, соответственно, Польша вступила бы в Евросоюз после Турции.

От идеи ополячивания Украины Польша отказалась навсегда. Идея превращение всего, что западнее Збруча, в польское моноэтническое пространство, еще как-то работает. Но вот, что восточнее Збруча, поляков по большому счету интересует мало, потому что переносить туда европейский выбор опасно для здоровья, и неизвестно чем эта затея кончится.

Существование Украины в узком галицком формате обречено на неизбежный провал. Дело усугубляется тем, что укры стали бороться с пресловутой советской ментальностью, уничтожая рудименты советской истории. Вместо того чтобы объединять территории, отличающиеся друг от друга историческими традициями и ментальностью, они пытаются переформатировать пространство под совершенно привнесенную внешнюю модель, которая, кроме как в Галиции, объективно нигде работать не может. Для того чтобы существующая на Украине модель работала, страну нужно довести до полной нищеты. Галиция на протяжении всего XIX века была отстойником Европы, где, чтобы родиться, человеку должно реально не повезти. Несомненно, что нынешние киевские власти доведут страну до полного цивилизационного развала и дезорганизации, сравнимыми лишь с адом на земле или с неким вариантом Сомали. Соответственно только при этих ограниченных условиях та бандеровская модель, которая киевскими властями взята за основу, может реально сработать. В других условиях у нынешней модели нет никаких шансов даже в ближайшей перспективе.

За прошедшие 25 лет независимости пресловутая украинская культура доказала свою полную несостоятельность. Без поддержки репрессивного аппарата она естественным образом сдыхает. Так согласно независимым опросам употребление украинского языка в быту вытесняется повсюду, в связи, с чем в Верховной Раде даже рассматривается законопроект о запрете использования русского языка в публичном пространстве. Раз уж принимаются такие драконовские меры, значит, дело с украинским языком действительно обстоит плачевно. Какая-либо серьезная литература не создается. Кроме дебильных историй о неких протоукрах, которые вырыли Черное море, ничего умного создать не получается.

Украинство, как искусственное явление, не имеет ни корней, ни почвы. Сейчас можно твердо сказать, что, несмотря на принудительные меры, украинская культура так и не прижилась. Выяснилось, что Галиция в качестве культурной матрицы для пока еще образованной русскоязычной Украины явно не годится. Лишь полная деградация украинского населения может заставить его перейти на галицкий культурный формат.

Когда переформатируется или создается новая культурная матрица в масштабах целой страны, то должна предлагаться, прежде всего, глобальная модель, которая доказала свою жизнеспособность и успешность, то есть та модель, которая позволит создать множество новых, прекрасных культурных артефактов, причем без всякой господдержки. Для этого нужно собрать новую культурную матрицу на новом объекте. Так, например, Петр I создавал новую российскую культурную матрицу на примере Петербурга.

Когда создается новая культурная матрица, то старая матрица не отвергается. Скорее, наоборот, от нее берется все самое лучшее, которое органически добавляется к новой матрице. Новую культурную матрицу с нуля создать невозможно в принципе. Невозможно создать новую украинскую культурную матрицу, одновременно отвергая достижения советского периода. Даже Советский Союз имел русскую культурную матрицу, доставшуюся ему в порядке правопреемства от Российской Империи. В СССР историю дореволюционной России не отвергали, а советскую историю рассматривали как логическое продолжение русской истории. Новая культурная матрица разрабатывается в ходе большого цивилизационного проекта. Это то, чего галицийские дегенераты никогда не способны были понять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *