Почему либералы любят Хрущева

Закат советского проекта начался не с Горбачева. Важное место в этом занимает так называемая «хрущевская оттепель». Удивляет то высокое место, которое отводит Хрущеву либеральная историография. Для либералов Хрущев, безусловно, положительный исторический персонаж. И это притом, что Хрущев явно не был либералом. Почему либералы любят Хрущева, если сам он либералом не являлся?

Во-первых, Хрущев разрушил сталинскую модель, которая могла успешно противостоять и побеждать в борьбе с Западом. Во-вторых, Хрущев занимал позицию, если не русофобскую, то достаточно близкую этому.

Сталинская модель была, прежде всего, моделью мобилизационной. В качестве таковой сталинская модель и побеждала внешних врагов. Чтобы и дальше побеждать Запад Советскому Союзу была необходима новая мобилизация и новое напряжение сил. Многим это может не нравиться, но заложенный Сталиным потенциал, которого хватило до 1991 года, спас нашу страну в годы холодной войны от реализации реально существовавших планов Запада по уничтожению русского народа. Но факт остается фактом. Именно сталинская модель и никакая другая имела шанс на успех в глобальном геополитическом противостоянии.

Фрагмент послевоенной истории нашей страны как-то не вошел в школьные учебники. А между тем развернулись, что назвали бы современным языком, антикоррупционные мероприятия. Это табачное дело, хлебное дело, дело ткачей, дело виноделов, дело о чулках, дело музыкантов, консервное дело, парфюмерное дело и т.д. В общем, возникла необходимость поставить на место зарвавшуюся часть элиты, когда в годы войны вожжи были отпущены. В тех условиях перерождение партийной элиты в элиту потребительского начала ставило под угрозу существование сталинской мобилизационной модели, а значит, ставило под угрозу и само существование нашей страны.

После смерти Сталина Маленков попытался оторвать партийную бюрократию от управления крупными денежными средствами (неучтенные выплаты партийной номенклатуры), чем по большому счету подписал себе приговор. Хрущев был не единственным представителем, выступающим против сталинской мобилизационной модели. Хрущев лишь выражал волю зарождающейся партийной номенклатуры, которая не хотела далее жить в состоянии мобилизации. Она хотела, чтобы ее с одной стороны не трогали, а с другой, чтобы она могла максимально потреблять, находясь в привилегированном положении. Это, по-сути, подготовило брежневскую партийную номенклатурную когорту, которая в горбачевские годы потребовала легализовать накопленный капитал.

Хрущев не был первой персоной партийной номенклатуры. На начало 1953 года вторым человеком после Сталина был Маленков. В официальном перечне лиц советской элиты Хрущева указывали лишь восьмым. К лету 1953 года – он пятый, но явно не первый. Как тогда он стал первым? В своей внутриполитической борьбе Хрущев опирался на недовольную сталинской мобилизационной системой складывающуюся потребительскую партийную номенклатуру.

Почему Хрущев вел борьбу с культом Сталина? Разве он так сильно был обеспокоен судьбой политзаключенных? Активная роль Хрущева в политических репрессиях уже давно доказана. Зачем потребовался доклад на XX съезде? Этим он дал понять партийной номенклатуре, что репрессий не будет. Живите спокойно и делайте, что хотите.

В 50-е годы в партии произошел внутриидеологический разлом. Позицию правового вектора представлял Маленков, который выступал за возрождение программы НЭП и за развитие потребительской кооперации, за что он получил от Хрущева, представлявшего левый вектор партии, обвинение в возрождении буржуазной системы. И, естественно, Маленков в этой идеологической дуэли Хрущеву проиграл. Хрущев всегда был сторонником левого троцкистского крыла партии, и в 50-х годах он продолжал представлять ту же троцкистскую платформу, которую поддерживал еще с 20-х годов. Есть все основания считать, что Хрущев по своему мировоззрению как был троцкистом, так троцкистом и остался.

Все действия Хрущева в 50-х и 60-х годах целиком вписываются в его троцкистскую платформу. Например, программа по созданию агрогородов, наступление на личные приусадебные хозяйства, ликвидация частной промысловой кооперации, которая, кстати говоря, к 1953 году достаточно расцвела. Кроме того, Хрущев ликвидировал малонаселенные деревни, возродил воинствующее безбожие. Свернутая при Сталине атеистическая пропаганда, при Хрущеве возродилась в ее самой дикой и извращенной форме. Так при Хрущеве было снесено более 90 % всех церквей, включая и те, которые были построены при Сталине за счет госбюджета. То что Хрущев является для либералов кумиром, это понятно. Но трудно объяснить лютую ненависть верхушки Русской православной Церкви к Сталину, и их положительное отношение к «хрущевской оттепели». Кроме того при Хрущеве достигла максимума дерусификация в национальных республиках, где шло свертывание русской темы. Демографическая программа Сталина по укреплению семьи, ужесточению правил в отношении разводов и запрет абортов при Хрущеве была полностью отменена. Это все целиком вписывается в то, что в свое время предлагал Троцкий. Неслучайно представители IV троцкистского интернационала говорили о том, что в Советском Союзе при Хрущеве в полном объеме реализуется программа Троцкого.

Еще один разлом общества при Хрущева был связан с внутринациональным противоречием между русофильской и национал-сепаратистской группировками. Именно при Хрущеве начинается процесс коренизации в национальных республиках, заключающийся в том, что в национальных республиках у власти должны находиться только национальные кадры. При Сталине такой жесткой позиции по коренизации национальных меньшинств не было. Антирусская политика Хрущева обернулась для нашей страны воинствующей русофобией, плоды которой мы пожинаем по сей день. Но первые ростки будущих кровавых межнациональных войн были посеяны еще при Хрущеве. В эту парадигму вписывается и Крым, незаконно переданный Украинской ССР, а также ряд исключительно русских районов, отданных Чечено-Ингушской и Калмыцкой АССР. Отсюда понятно, что национальные кадры в национальных республиках целиком и полностью поддерживали политику Хрущева. Именно национальным кадрам Хрущев давал преференции в новой выстраиваемой им модели. Так в ЦК при Хрущеве было около 40 % лиц, работавших в свое время на Украине. Нынешними российскими либералами Хрущев представляется как романтик и борец за демократию. Однако здесь, прежде всего, была борьба за власть и за соответствующие номенклатурные, идеологические и национальные позиции.

Хрущев выдвинул против так называемой «антипартийной» группировки ряд обвинений. Когда читаешь постановление, направленное против антипартийной группы, приходишь к логическому выводу, что прав не Хрущев, а, как раз, эта самая «антипартийная» группа. Против чего она выступала? Во-первых, эта группа выступала против Совнархозов, которые предусматривали откат от управленческой системы и переход к Совнархозам, в результате чего удар по экономике страны был колоссальным, что позже было официально признано. В итоге этой реформы было ликвидировано 41 министерство. Любой здравомыслящий человек, радеющий за экономику Советского Союза, должен был выступать против этих губительных реформ. И такие смелые люди находились. Но они тут же зачислялись в так называемую «антипартийную» группу, то есть во врагов социалистической системы. Хотя сами реформы Хрущева ничего общего с социализмом не имели.

Во-вторых, «антипартийная» группа выступала против расширения прав союзных республик, справедливо полагая, что это в будущем может стать бомбой замедленного действия, которая при наступлении определенных кризисных явлений может привести к распаду страны. Что, в общем-то, в 1991 году и случилось. Именно при Хрущеве стали усиливаться националистические тенденции в союзных республиках. Особенно хорошо это было видно по Украине. Более того в этот период исподволь стали насаждаться сепаратистские тенденции в национальных республиках, где зарождались первые ростки русофобии, которых до этого не было и в помине. Время показало, что выступление «антипартийной» группы против политики Хрущева по этому вопросу было правильным, поскольку они, по-сути, выступали за сохранение целостности страны.

В-третьих, «антипартийная» группа выступила против лозунга: «Догнать и перегнать Америку по мясу, молоку и маслу на душу населения в три года». Эта группа, собственно, выступала не против того, чтобы перегнать Америку, а то, что этот рывок за три года в тогдашних условиях было сделать нереально. Кончилось это дело тем, что под завышенные показатели стали пускать под нож скот, что в первый год дало огромный объем мясной продукции. Но уже в последующие годы эта политика вылилась в острый дефицит мяса и в многократное уменьшение поголовья скота, отбросив нашу страну по этому показателю в ряд беднейших африканских стран. Таким образом, вредителями оказалась не «антипартийная» группа, а сам Хрущев.

В-четвертых, «антипартийной» группе вменялось сопротивление разоблачению культа Сталина. Но это неправда. Против политики десталинизации, по-сути, выступал один лишь Молотов. Однако следует отметить, что после выступления Хрущева на XX съезде с разоблачением культа Сталина, международное коммунистическое движение, за исключением троцкистских организаций, моментально отвернулось от Советского Союза. Например, такая крупнейшая страна как Китай по вине Хрущева из друзей на длительное время превратилась во врага. А СССР при Хрущеве фактически утрачивает знамя мирового лидера коммунистического движения, и, как оказалось, эту роль Советский Союз потерял безвозвратно, что не замедлило сказаться не геополитическом положении нашей страны.

Хрущев заложил бомбу и под решение проблемы Курильских островов, доставшейся нам по наследству еще с того времени. Именно Хрущев обещал вернуть эти острова Японии взамен заключения мирного договора. И сейчас японцы, апеллируя к России, ссылаются на решение Хрущева. Спрашивается, кто был прав, Молотов, выступавший против заключения с Японией мирного договора, или Хрущев. Ответ очевиден.

Произошедший в период «хрущевской оттепели» надлом Советского Союза, стал отправной точкой будущего распада СССР. До 1960 года сохранялась инерция, заложенная ранней системой, созданной Сталиным. Глава Госплана Новиков впоследствии говорил, что система, созданная Сталиным, была настолько отлажена, что, если даже у руководства страной никто бы не стоял, она бы работала сама по себе. Но постепенно под влиянием негативных последствий хрущевских реформ сталинская модель перестает работать на самовоспроизводство.

Давайте посмотрим на статистику. Что касается демографии, то такое падение рождаемости как при Хрущеве повторится только в 90-х годах. Общий коэффициент рождаемости в сталинский послевоенный период составлял 25 – 27 человек на 1000 населения, в хрущевский период – 16,9 человек (данные на 1963 год). Показатели смертности, начиная с послевоенного периода и до середины 50-х годов, неуклонно падали, и лишь с 1959 года смертность в Советском Союзе впервые за всю его историю начинает расти. С чего бы это вдруг? В начале 50-х годов впервые в истории продолжительность жизни в Советском Союзе превысила продолжительность жизни в Европе. Такого не было ни до, ни после. В лишь начале 60-х годов этот рост останавливается, и Запад по этому показателю уходит вперед.

Либералы всегда публично выступают против репрессий в отношении Церкви, однако именно в период Хрущева был осуществлен полный разгром Церкви. При Хрущеве стали сажать за религиозные убеждения, чего не было даже в 20-х годах. Хрущев по телевидению обещает показать последнего попа. Количество церковных приходов сокращается в десять раз. Были закрыты 31 монастырь и пять семинарий. Крупные религиозные православные организации прекращают свое существование. Хотелось бы узнать, чем руководствуется верхушка РПЦ, когда славит времена «хрущевской оттепели».

Что касается экономики, то годовой прирост ВВП к моменту прихода Хрущева в 1953 году составлял 11 %. В 1960 году рост ВВП по инерции продолжался, но уже составлял 7 %, а в 1963 году – 5 %. За все время существования СССР (кроме 1941 – 1942 гг.) это было самое крупное падение ВВП, что можно проследить практически по все отраслям экономики. Так, например, более чем в два раза сократился ввод в строй новых предприятий промышленности. О сельском хозяйстве речь вообще не идет, поскольку Хрущевым оно было полностью разгромлено, даже, несмотря на целинную эпопею. Русское Нечерноземье пришло в глубокий и необратимый упадок и деградацию. Основной удар хрущевских сельскохозяйственных реформ как раз пришелся по русской деревне. А что такое русская деревня? Это традиционная крестьянская культура, это цивилизационное накопление. Десятки тысяч русских деревень перестали существовать. Такой удар можно сравнить разве что с германским вторжением в СССР в 1941 году. Хрущев в троцкистском духе ликвидировал личные приусадебные хозяйства, которые в 1954 году давали более 50 % животноводческой продукции, а концу правления Хрущева в 1964 году личные приусадебные участки давали лишь 19 % животноводческой продукции. Ежегодные неурожаи и срыв поставок сельскохозяйственной продукции, явившиеся результатом хрущевских реформ, резко повысили цены на необходимые продукты питания: на мясо – на 25 – 40 %, на масло – более чем на 50 %.

Нельзя не сказать и о геополитическом положении СССР при Хрущеве. Согласитесь, что Советский Союз с Китаем – это принципиально другая сила, чем Советский Союз без Китая. При всех других геополитических потерях настрой против себя Китая, в первую очередь в связи с бездумной политикой Хрущева, связанной как с десталинизацией, так и с оскорбительными публичными высказываниями Хрущева о личных качествах Мао, несомненно, стало самым крупным геополитическим поражением Хрущева.

Почему «антипартийная» группа проиграла? Что они могли противопоставить Хрущеву? А могли они противопоставить ему ту сталинскую систему, которую отвергал Хрущев. Однако никто из них не стал оппонировать Хрущеву в идеологическом плане. Никто из этой группы не полемизировал открыто с хрущевской десталинизацией. У них не было четко сформулированной идеологической основы. Они отказались от любых попыток оппонирования на сталинской платформе, что обрекало «антипартийную» группу на закономерное поражение.

В либеральной историографии Хрущев поднят на щит. Однако опросы среди населения показывают совсем другое. Народ обмануть не удается. И в 1964 году, когда снимали Хрущева, народ находился в приподнятом эмоциональном состоянии. И сегодня опросы показывают, что среди правителей России за последние 200 лет, за исключением лишь Горбачева и Ельцина, хуже, чем Хрущева, в восприятии народа нет. Это показывает противоречие политики Хрущева тем ценностям, которые действительно близки народу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *