Почему не состоялось Союзное государство России и Белоруссии

БелоруссияКогда Лукашенко пришел к власти в Белоруссии, сменив либерала Шушкевича, он предложил России единое федеративное государство, единую банковскую систему и единый рубль. Большую интеграцию и придумать было сложно. Однако наши либералы стали придумывать различные отговорки о том, что придется кормить слабую белорусскую экономику, и, организовав информационную травлю Лукашенко, приложили немало усилий, чтобы как можно дальше отдалить Белоруссию от России. Желая покончить с назойливостью Лукашенко о реальном воссоединении Белоруссии с Россией, кремлевское руководство предложило провокационный и заведомо невыполнимый вариант, предложив просто включить шесть белорусских областей в состав Российской Федерации. Опасаясь разграбления этих белорусских регионов российскими олигархическими структурами, как это было сделано в самой России, вопрос о создании Союзного государства был на несколько лет отложен. Но, не смотря на это, все же договор о создании Союзного государства на бумаге был подписан. А как же обстоит дело в действительности?

На первый взгляд дела идут неплохо. В настоящее время в рамках Союзного государства реализуется более десяти крупных и еще несколько мелких совместных проектов. Есть ряд программ, на которые выделяются средства из союзного бюджета, но в основном все они остаются только на бумаге.

Давайте ответим на вопрос, а есть ли в реальности это Союзное государство? Так бюджет Союзного государства составляет всего 6 миллиардов рублей, когда, как бюджет, например, системы «Платон» Ротенберга составляет 50 миллиардов рублей. Получается, что на фоне системы «Платон» Союзное государство почти неразличимо. До сих пор не реализованы конституционно-правовые вопросы организации Союзного государства. Нет Конституции, нет Парламента, нет эмиссионного центра, нет единой валюты, а есть некие органы, которые больше напоминают дирекцию по бизнес-проектам и не более того.

Все заседания Высшего Государственного Совета России и Белоруссии являются чисто протокольными и дежурными. Все вопросы решаются консенсусом единогласно. Вопросы, которые разрешаются на заседании Высшего Государственного Совета являются второстепенными и не влияют на общее положение дел. А ключевые вопросы решаются только в ходе двухсторонних переговоров между руководствами этих государств.

За 16 лет существования Союзного государства оно прошло эволюцию от надежд собирания земель русского цивилизационного пространства до состояния интриг между двумя лидерами. Между Путиным и Лукашенко идет негласное соревнование эффективности руководства странами. В этом соревновании Лукашенко обыгрывает Путина по многим позициям.

Изначальный замысел Лукашенко состоял в реальном создании конфедеративного, и даже, федеративного государства с Россией, а затем выход на выборы главы этого государства с безусловной победой. Напомним, что по опросам десятилетней давности, граждане России в своем абсолютном большинстве отдавали преподчтение Лукашенко. Это связано с тем, что Лукашенко гораздо более дееспособный и эффективный руководитель. Он руководитель с социализированной программой и видением миссии ответственности государства перед большинством народа. И эти позиции делают его победителем в любых соревнованиях с любым из лидеров России, если бы возникло реальное Союзное государство. Поэтому Союзное государство и не возникло. Не в последнюю очередь играет и то, что российской либеральной власти Лукашенко ненавистен потому, что он на контрасте показывается, как могла бы развиваться Россия, как она могла бы быть справедливой, социальной и эффективной для большинства населения, а не только для друзей Президента Путина.

Лукашенко удалось сохранить значительную часть советского промышленного потенциала, который мы разбазарили за копейки или сдали на металлолом. Лукашенко по возможности сохраняет социальные нормы, существовавшие в Советском Союзе, правда, в значительной мере, он это делает за счет России и за счет низких цен на энергоносители.

Таким образом, кремлевское руководство избавилось от угрозы создания Союзного государства техническими приемами, исключающими общую политическую площадку, общего единого руководителя и общего Парламента. Как уже было отмечено, по условиям договора Высший Государственный Совет не является Парламентом и не выполняет его функций. Это скорее консультативная площадка по решению второстепенных вопросов.

Пока существует нынешняя либеральная российская власть, она не допустит интеграции двух русских народов и создания общего государства с открытыми шансами и воротами для других народов на всем постсоветском пространстве. Позиция российского руководства всеми силами старается не допустить инстуциализации Союзного государства в реальную конституционно-правовую форму, а Путин за 15 лет своего правления не сделал и шага в этом направлении. С момента подписания союзного договора и до настоящего времени ничего не изменилось, кроме фейковой интеграции, придуманной российскими СМИ.

Однако сам шанс объединения России и Белоруссии, как ни странно, сохраняется. Правда этого никогда уже не случится при существующей российской власти. Но это обязательно произойдет в будущем в постлиберальной, в постпутинской России. Много возможностей уже бездарно упущено. Изменился и сам Лукашенко. В последнее время он стремится балансировать между Россией и Западом, создает националистическую интеллигенцию, что, несомненно, увеличивает разрыв между двумя народами.

Изменилось и белорусское общество, которое все больше считает себя чем-то отдаленным от России. Появляются симптомы, которые внушают опасения. Некоторые симптомы один в один напоминают то, что мы видели на Украине. Например, в Минске сняли табличку со стихами на памятнике А.С. Пушкину. С другой стороны открыли памятник литовскому князю Ольгерду – основному противнику Москвы в 16 веке. Сейчас в Белоруссии достаточно сильно развивается националистическая мысль в государственной среде среди чиновников, работников образования и науки, продвигающих белорусскую национальную идентичность, которую без искусственного отрыва от России развивать довольно сложно.

Главные усилия в белорусских средствах массовой информации прилагается на то, чтобы оторвать белорусскую идентичность от общерусской идентичности. Многие люди, которые являются белорусами и живут в Белоруссии, с большой тревогой воспринимают эти явления. Например, исходя из белорусских учебников истории, Отечественная война 1812 года воспринимается как столкновение двух враждебных белорусскому народу государств: Российской Империи и Франции, от которых пострадал белорусский народ. Такие небольшие явления в совокупности постепенно все больше создают отдельную от русской белорусскую идентичность. В своем радикальном виде белорусская идентичность является такой же антирусской, как и украинская идентичность. Люди все больше отделяют себя от общерусского массива. Для них все, что раньше было общее, сейчас является чуждым. Постепенно население Белоруссии трансформируется на, чем-то похожих на, граждан Украины людей, которые будут отрываться не только от общерусского массива, но и противопоставлять себя ему.

Смена национальной идентичности базируется на исторической памяти. Сейчас в Белоруссии искусственно формируется новая историческая память, точно также как ее долго формировали на Украине. Только на Украине это делали грубо, что вызывало сопротивление. Это привело к тому, что Украина постепенно разделилась на два лагеря. А в Белоруссии все это делается тихо, мягко, спокойно. Хотя в настоящее время процесс нацификации  белорусского общества заметно интенсифицировался. Это связано с тем, что, по мнению некоторых экспертов, на фоне событий на Донбассе Лукашенко испугался того, что власть в Белоруссии могут захватить не только националистически настроенные боевики или оппозиция, а пророссийские оппозиционеры, поэтому Лукашенко стал активно использовать националистическую карту, как в свое время это делал Янукович. Недаром же некоторые националистические лидеры Белоруссии изменили свое отношение к Лукашенко в положительную сторону, полагая, что он хоть и зло, но зато уверено держит Белоруссию на определенной дистанции от России. Среди умеренных националистов даже есть поговорка: «Лучше на троне Саня, чем на танке русский Ваня».

С другой стороны, пойдя на сближение с националистическими силами, Лукашенко старается взять их под определенный контроль, дабы не оказаться застигнутым в врасплох, как Янукович. То есть Лукашенко полагает, что, если есть явление, то его можно либо уничтожить, либо возглавить. Само построение национальной идентичности белорусского народа не является самоцелью для Лукашенко, поскольку он не может не понимать, что если такая идентичность будет в полной мере реализована, то она его и похоронит. Поэтому у Лукашенко и появилась цель возглавить националистическое движение, чтобы в будущем не допустить своей гибели, а вместе с ней и гибели социального и антиолигархического государства, которое он создал.

Но для нас и для тех, кто живет в Белоруссии и ассоциирует себя с общерусской идентичностью и русским миром, разворот Лукашенко в националистическую сторону – это в любом случае является отрицательным явлением. Для тех, кто ассоциирует себя с русским культурным пространством, – это, несомненно, шок. Политика государственного вандализма к общерусским памятникам и к тому, что нас объединяет (например, к памятнику А.С. Пушкину), становится в Белоруссии нормой и повсеместным явлением. Это приводит к тому, что стали тормозится общие с Россией экономические, военные, геополитические проекты. Например, России отказано в создании стратегической и важной военной базы на территории Белоруссии. А это уже касается нашей военной безопасности. Не реализован ни один из пяти общих инвестиционных проекта.

Таким образом, получается, что если в начале создания Союзного государства главным препятствием реальной интеграции было российское политическое руководство, то в настоящее время к этому препятствию добавился разворот Лукашенко, как в сторону внутренних националистических сил, так и в сторону Запада, западных корпораций и МВФ. Проекты по интеграции, которые предлагал Лукашенко еще десять лет назад, сейчас им же кажутся невероятно фантастическими и нереальными, из-за все большего удаления друг от друга двух братских народов. Следовательно, в существовании реально действующего Союзного государства в настоящее время не заинтересована ни одна из сторон: ни либеральное руководство в Кремле, ни теперь сам Лукашенко. А Высший Государственный Совет России и Белоруссии все больше превращается в политический клуб по обсуждению вопросов взаимоотношений двух стран.

1 коммент.

  1. Илья
    05.06.2017 на 16:35

    Не согласен с категорическим утверждением: «разворот Лукашенко, как в сторону внутренних националистических сил, так и в сторону Запада, западных корпораций и МВФ».
    Любой руководитель государства, который видит тщетность усилий в каком-либо направлении (а Лукашенко видит, что от сегодняшней власти в РФ в вопросах укрепления связи с РБ ничего хорошего ждать не приходится!) ВЫНУЖДЕН думать об интересах своей страны. ВИНОВАТ НЕ ЛУКАШЕНКО, А СЕГОДНЯШНЯЯ ВЛАСТЬ РОССИИ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *