Почему Россия не защищает свои интересы на постсоветском пространстве

Русские на постсоветском пространстве

Очень много говорят о том, что Россия не использует мягкую силу для защиты своих интересов на постсоветском пространстве. По поводу этого руководитель Россотрудничества Элеонора Митрофанова, выступая на Петербургском экономическом форуме, на вопрос о том, почему российская мягкая сила так позорно провалилась на Украине, и так эффективно сработала мягкая сила Запада, ответила, что Запад подкупал элиту, а мы не занимаемся подкупом и не ведем подрывной работы в других государствах, мы лишь продвигаем нашу культуру. То есть со слов Митрофановой выходит, что Россия не работает с элитами на постсоветском пространстве. И тут сразу же вспоминаются те самые вечера балалайки, в лучшем случае, вечер памяти Пушкина или подарок в какую-нибудь библиотеку томика сочинений Тургенева. И на этом вся работа российского государства на постсоветском пространстве заканчивается.

Нынешнее состояние нашей мягкой силы именно такое, каким оно должно быть. Россия в ее современном состоянии не может в принципе использовать такой инструмент, как мягкая сила. Коррупционная составляющая, кадровое несоответствие текущим задачам – это все следствие. Первопричина кроется в природе того правящего класса, который у нас сформировался в конце 80-х годов, и который правит до сих пор. И этот правящий класс ни при каких условиях эффективно использовать мягкую силу России на постсоветском пространстве не может.

Казалось бы, положение России на постсоветском пространстве не просто выигрышное, а супервыигрышное. Россия имеет на руках все козыри. После развала Советского Союза за пределами Российской Федерации остались 30 миллионов русских. А сколько миллионов людей нерусской национальности выступали за единство государства, были русскокультурными и таковыми остаются и сейчас. Так, на референдуме 1991 года почти во всех республиках подавляющее большинство, в том числе и из так называемого титульного населения, проголосовало за сохранение Советского Союза.

Что мешает кремлевскому руководству использовать этот фактор? Разве нет наглядных примеров? Так, например, Венгрия, которая несоразмеримо меньше России, активнейшим образом использует своих соотечественников, как мягкую силу, для продвижения своих интересов на Украине. И вопрос большой, не отделится ли в перспективе Закарпатье от Украины и не войдет ли в состав Венгрии. Прекрасно работает со своими соотечественниками на Украине также и Румыния. То же самое можно сказать и о Польше с ее картой поляка. У нас же ничего подобного нет. Сказать, что мы в отличие от венгров, поляков и румын не можем работать с населением и применять мягкую силу нельзя. А Российское государство собиралось как? Да в основном мягкой силой, а не завоеваниями. Переход князей Великого княжества литовского (русского) со своими землями и населением на сторону России или Переяславская Рада это было не что иное, как применение мягкой силы, поскольку именно в России был центр тех ценностей, к которым стремилось население земель бывшей Киевской Руси. И только Россия могла защитить эти ценности. Успешно применялась мягкая сила также и Советским Союзом. Разве не сыграла мягкая сила в образе коммунистической идеологии огромную роль в собирании распавшейся Российской Империи? Например, та же Прибалтика в 1940 году добровольно вошла в состав Советского Союза. Так называемых «оккупантов» население Прибалтики и Западной Украины встречало цветами, хлебом и солью. И от этого никуда не денешься.

Таким образом, и дореволюционная Россия, и Советский Союз успешно использовали такой инструмент, как мягкая сила. Для этого, прежде всего, работали и взаимодействовали с людьми, несли определенные идеи, которые были для них привлекательны. И население видело источник этих идей именно в России.

А теперь возьмем нашу ситуацию. У нас есть десятки миллионов соотечественников, оставшихся за пределами России после распада Советского Союза. Казалось, бери и взаимодействуй для интеграционных процессов. Встает вопрос. А нашему правящему классу интеграционные процессы нужны? Разве не Москва разрушила Советский Союз? Достоверно известно, что сразу же после роспуска Советского Союза в декабре 1991 года многие союзные республики еще некоторое время активно сопротивлялись распаду единого государства и не хотели выходить из его состава. Кремль их просто гнал от себя пинками.

Разрушали Советский Союз не просто так, а под конкретный проект – вхождение в западную цивилизацию по частям. Советский Союз разрушила советская, и прежде всего, российская элита, для которой и сейчас вхождение в западную цивилизацию является главной целью. Российская элита прекрасно понимала, что такую махину, как Советский Союз, Запад не возьмет. Отсюда, распад СССР был платой за вхождение российской элиты в западную цивилизацию. Однако для Запада Российская Федерация кажется все еще огромно пугающей. Поэтому непременным условием принятия российской элиты в западное сообщество является расчленение Российской Федерации еще на несколько частей по примеру Советского Союза.

Таким образом, центр в лице российской элиты совершенно сознательно разрушал страну. Встает вопрос. А зачем кремлевской элите вновь собирать страну и стимулировать какие-то интеграционные процессы, если она же эту страну целенаправленно и разрушала? После распада Советского Союза за пределами Российской Федерации оказались десятки миллионов русских людей, на которых сейчас можно было бы опереться. Только ради чего опереться? Чтобы собрать то, что кремлевская власть разрушила? Не для того российская элита разрушала страну, чтобы вновь ее собирать.

Русские люди, оставшиеся за пределами России, рассматриваются нынешней кремлевской властью, как чужие. А для применения мягкой силы можно использовать только своих. Так, венгры используют своих венгров, проживающих в Закарпатье, румыны – своих румын, проживающих в Буковине, поляки – своих поляков, проживающих на западной Украине, выдавая им карты поляков. Пожалуй, нет в мире такой страны, которая бы не заботилась о своих соотечественниках за рубежом. Кроме России. Потому что для тех, кто пришел во власть в 90-х годах и удерживающих ее до настоящего времени, русский многомиллионный потенциал за пределами России – это чужие люди, поэтому использовать их, как мягкую силу, Кремль не может. Более того, русские люди за пределами Российской Федерации рассматриваются кремлевской властью, как враждебный и опасный элемент, стоящий на пути их главной цели – интеграции в западный мир.

Кремль боится своих соотечественников и видит в них ту силу, которая способна обеспечить реванш под названием «СССР 2.0». Это хорошо было видно по процессу удушения «Русской весны» в 2014 году. Тогда кремлевская элита не на шутку испугалась того, что ополченцы способны освободить от укронацистов всю Новороссию от Харькова до Одессы и потребовать воссоединения этой территории с исторической Родиной. Чтобы не допустить этого, русскому населению Донбасса были навязаны предательские минские соглашения, и как раз в тот момент, когда ополченцы наступали по всем фронтам и ни в каком перемирии не нуждались. Перемирие было нужно Западу, чтобы остановить наступление ополченцев. И Путин остановил наступление.

Кремль никогда не станет работать со своими соотечественниками, поскольку сам факт существования соотечественников на постсоветском пространстве прямо противоречит целеполаганию кремлевской элиты, связанной со стремлением войти в западное сообщество. И все те проблемы, которые возникали в связи с борьбой русского народа за свои права в бывших союзных республиках, только мешали процессу встраивания российской элиты в западную цивилизацию. Таким образом, интересы Кремля и интересы русского населения на постсоветском пространстве прямо противоположны.

Для того чтобы запустить интеграционные процессы, нужна идея, которая способна сплотить вокруг себя народ. А что может предложить кремлевская власть национальным элитам и народам бывших советских республик? Во имя какой светлой цели следует объединяться? Когда создавали Евразийский Экономический Союз, то за него отвечал вице-премьер Шувалов. Он, однажды сказал: «Мы создаем Евразийский Экономический Союз для того, чтобы продвинуть нормы, правила и законы Евросоюза на всю постсоветскую территорию». Со слов Шувалова получается, что интеграционные процессы на территории бывшего Советского Союза осуществляются лишь с целью распространения западных норм и западных ценностей на все бывшие союзные республики. А дальше возникает вопрос. А это что, будет путеводной звездой для объединения народа на постсоветском пространстве? Естественно, что народ под эту идею никуда не побежит. А будет ли эта идея путеводной звездой для национальных элит бывших советских республик? А зачем им идти на Запад под чутким кремлевским руководством? С таким же успехом они могут и напрямую присоединится к западным ценностям, минуя кремлевских посредников. Тем более национальная элита в этих республиках хорошо осознает, что, чем больше ты дистанцируешься от Москвы, тем больше преференций получишь от Запада. Таким образом, идея интеграции на основе западных ценностей, выдвинутая Кремлем, заведомо обречена на провал. А предложить что-либо привлекательное Кремль не способен, поскольку ценностно российский либерально-олигархический режим ничем не отличается от режима, существующего, например, на Украине. Идеологически кремлевский и киевский режимы абсолютно идентичны.

Чтобы ответить на вопрос, почему нынешний кремлевский режим не способен выдвинуть какую-либо интеграционную идею для постсоветского пространства либо задействовать мягкую силу, прежде всего, нужно посмотреть на то, что кремлевская элита разрушала. А разрушала она сформированную в советское время систему справедливости. И одновременно она боролась с русским народом, как главным препятствием к достижению своей цели – вхождение в западную цивилизацию по частям. Наш ответ должен быть один – станем русскими и восстановим на своей земле справедливость. Для кремлевской элиты это смерти подобно. И она это прекрасно понимает.

От того, что мы станем самими собой – русскими со своими русскими ценностями, в которых справедливость занимает ключевое место, это и есть наш ответ Западу в мировом масштабе, учитывая, что Запад пытается объединить всех под крышей либерального глобализма с разрушением института семьи и традиционных ценностей. Напримере русских, остальные увидят, что можно быть самими собой – турки турками, японцы японцами, немцы немцами и т.д. Став самими собой, мы, тем самым, изменим глобальную картину мира и предотвратим попытку унифицировать мир под античеловеческую утопию либерального глобализма. А для придумывания и осуществления каких-либо иных глобальных проектов, которыми можно перешибить западную либеральную систему, у русского народа нет ни сил, ни времени.

1 коммент.

  1. Городецкий Владимир
    05.08.2018 на 08:52

    Наличие русских на постсоветском пространстве — элемент мягкой силы для восстановления общего пространства со сталинским подходом к экономике (разрушенного Хрущёвым), регионального хозрасчёта. Политики комбинируют, а люди мучаются.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *