Политические последствия американского ракетного удара по Сирии

ГеополитикаВ ночь на 7 апреля американцы нанесли ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат. Поскольку значительное число крылатых ракет не достигли цели, то в кремлевском руководстве эта атака с военной точки зрения была представлена как неэффективное и бессмысленное применение силы, которое никак не отразилось на текущей боевой обстановке. Да, действительно, удар американских крылатых ракет, возможно, с военной точки зрения оказался малоэффективен, но вовсе не из-за противодействия российских средств ПВО, развернутых в Сирии. Кремль и центральные российские СМИ рассматривают и обсуждают лишь военные последствия американского ракетного удара по Сирии, зубоскаля по поводу его малоэффективности, но упорно молчат о политических последствиях для России от такого удара. А ведь Трамп недвусмысленно дал понять, что подобные атаки возможны и в будущем. Как в этом случае Россия будет защищать своего ближневосточного союзника? Или снова, предупрежденные за час до атаки, бежать сломя голову и прятаться от непредсказуемых американских ракет, которые случайно могут попасть и в С-400, размещенные в Сирии? Отказ Москвы защищать своих сирийских союзников прокремлевские политологи обосновывают опасностью развязывания третьей мировой войны. Тогда встает вопрос. А что вообще Россия делает в Сирии, если Кремль защищать своих союзников не собирается?

Надо сразу отметить, что, вопреки утверждениям кремлевских политологов, никакой большой, а тем более, ядерной войны не будет. В экономическом смысле российские элиты являются до такой степени вписанными в глобальный расклад, что они не могут воевать сами с собой.

Американцы потратили много миллионов долларов на уничтожение инфраструктуры одного из сирийских аэродромов, что для них не стало какой-то серьезной потерей, поскольку они же сами и печатают эти доллары и сами же их распределяют. Активное использование крылатых ракет означает появление в США новых рабочих мест для производства очередной серии «Томагавков», и получение Пентагоном новых бюджетов для их освоения. Те, кто сейчас кричит «Тупые пендосы потратили много миллионов долларов непонятно на что», могут успокоиться и вспомнить про фейерверк в честь дня рождения Путина в виде каспийские залпов по двум сараям, в результате чего была потрачена куда более значимая сумма, а итоги той операции до сих пор находятся под грифом секретности. Было бы полезнее запустить эти «Калибры» на Украине по позициям Правого сектора (организация, запрещенная в России).

Сейчас в центральных российских СМИ и на различных российских ток-шоу идет много разговоров о том, какие пендосы тупые, и как много они потратили на проведение атаки на сирийскую военную базу. И, действительно, в военном и экономическом смысле применение «Томагавков» оказалось малоэффективным и дорогостоящим мероприятием. Однако прокремлевские политологи молчат о политических последствиях американского ракетного удара по Сирии. Сам факт наглой и беспардонной атаки на военный объект наших союзников, независимо от того, в каком объеме причинен материальный и военный ущерб, говорит о нанесении сокрушительного удара, прежде всего, по военному престижу России, которая в очередной раз не смогла дать адекватный ответ на военный вызов своих противников.

Неважно, сколько американских ракет долетело до сирийской авиабазы, неважно, какого качества эти ракеты. Важно то, что с неба упали какие-то ракеты и нанесли, пусть, с точки зрения Кремля, и незначительный, но все же ущерб военной инфраструктуре российских союзников, и это действие осталось без противодействия. Вот последнее как раз и важно. В результате, в Америке сейчас рев восторга на уровне гренадской операции Рейгана: «Мы нанесли удар. Нам ничего не посмели сделать. Мы крутые». Трамп, несомненно, повысил свой авторитет, и, одновременно, сильно унизил Россию в глазах немногих оставшихся ее союзников, которым Кремль обещал стоять за их спинами и обеспечивать их безопасность. Теперь Трамп может разговаривать с Москвой, имея на руках все карты. Любые оправдания кремлевского руководства перед своими союзниками смотрятся мерзко и брезгливо.

Речь даже не идет о том, что Россия обязана была адекватно ответить на американскую агрессию в Сирии. Возможно, что России, в силу военного превосходства противника, было бы разумнее и не отвечать, чтобы не ставить российскую военную группировку в Сирии под угрозу ее полного уничтожения. Однако, во-первых, факт неоказания сопротивления даже заведомо сильному противнику объективно не оправдывает противоположную воюющую сторону, которая, в этом случае, по факту признается проигравшей (или сдавшейся) стороной. Так установлено законами войны. Ты либо воюй, либо не воюй, однако в последнем случае ты считаешься проигравшей стороной. Так, Россия зашла на территорию Сирии не на парад, а, прежде всего, воевать. Во-вторых, Кремль, ввязываясь в сирийский военный конфликт, обязан был предусмотреть возможное поведение всех игроков на театре военных действий, в том числе и возможное поведение США. Раз кремлевское руководство согласилось играть, значит, оно было уверено в своих силах. В противном случае, зачем вообще ввязываться в заведомо проигрышный военный конфликт? А как поступит Кремль, если американцы вновь повторят аналогичные действия? Ведь Трамп официально заявил, что он этого не исключает. Что, российские военные так и будут бегать от американских крылатых ракет, рассчитывая, что американцы их предварительно об этом предупредят? А может, не предупредят.

А как рисуют сложившуюся ситуацию прокремлевские политологи, выступающие на различных телевизионных ток-шоу? Американцы, растратив 70 миллионов долларов на бессмысленный удар по второстепенному военному объекту, в очередной раз доказали, что против хитрого плана они никто и ничто. И в очередной раз глупых американцев завлекли в западню, где их, как следует, посрамили. Трудно без смеха слушать всю эту чушь, которая несется на российском телевидении.

Главное, и на что как раз и рассчитывали американцы, нанося ракетный удар по сирийскому военному объекту, это причинение ущерба не столько самому военному объекту (по всей видимости, он им был сильно и не нужен), сколько политическим позициям России в Сирии, пытаясь вызвать зачатки недоверия сирийского официального руководства к Кремлю. А для России, в свою очередь, главное не то, сколько американцы смогли уничтожить самолетов или иных объектов военной инфраструктуры, а то, какие политические последствия для России принесет сам факт нанесения ракетного удара по сирийскому суверенному государству, являющемуся единственным союзником России в этом регионе. А политические последствия, несомненно, будут. Это и есть цель американского удара по Сирии, только замаскированная под борьбу с «кровавым диктатором» Асадом.

Почему все-таки не были использованы наши системы ПВО, например, С-400? Применение С-400 означало бы неготовность идти на конструктивные переговоры с США. А идти на конструктивные переговоры с США Кремлю очень хочется. Кремль идеально умеет казаться сильным и несокрушимым, но совершенно не умеет быть таковым. Вот этот момент, когда приходится быть таковым, для кремлевского руководства страшен. Тогда Кремль ломается и откатывается, а потом снова начинает казаться сильным и несокрушимым. Американцы эту психологию кремлевского руководства хорошо поняли и великолепно это отрабатывают.

Многие спрашивают, неужели Москва, отказавшись защищать своих союзников, сдает Сирию Трампу. В данном случае слова «сдает», «сливает» — неправильные. Идет обычный процесс торговли. В Вашингтоне у власти – бизнесмен очень высокого уровня. В Москве у власти – тоже бизнесмены, но только в роли мелковатых бырыг. И те, и другие, не смотря на разные уровни, понимают, что такое торговля. Вашингтон хочет получить ту долю влияния, которую он запланировал, то есть Украину, Восточную Европу, в перспективе Южный Кавказ с выходом на Ближний Восток. А что хочет Кремль? Он хочет лишь одного – чтобы, наконец, сняли санкции, перестали мучить кремлевскую элиту и дали личные гарантии. Политические и стратегические вопросы, насколько можно судить по событиям последних трех лет, для Кремля даже не второстепенны. Для кремлевской элиты принципиально важны, прежде всего, их личная судьба и судьба их капиталов, хранящихся на Западе. Разумеется, между Вашингтоном и Кремлем идет торговля. И пока договоренности между ними не будут достигнуты, полной сдачи Сирии и Донбасса не будет.

США своим ракетным ударом по сирийскому аэродрому показали, что позиция Кремля никого не интересует. Или Москва будет следовать вашингтонской политике, или ее будут постоянно унижать, заранее зная, что она ничем не ответит. А то, что кремлевское руководство ничем адекватным не ответит, стало понятно уже давно, что и было неоднократно продемонстрировано. Яркий пример тому – инцидент со сбитым российским военным самолетом турецкими ВВС. В данном случае Кремль ограничился лишь истерикой, а также выражением глубокой озабоченности и запретом на ввоз турецких помидоров.

Нельзя сказать, что в Российской Федерации плохое руководство. В России – идеальное руководство, идеально отвечающее текущим задачам государства, а именно, тому правящему слою, в интересах которого и действует это государство. С точки зрения российской элиты – российское руководство является абсолютно идеальным в условиях идеальной либерально-колониальной прозападной модели современной российской государственности. Идеальнее и быть не может.

Чего будет требовать Трамп? Американцы твердо настроены убирать Асада. Абсурдность обвинения Сирии в применении химического оружия понятна абсолютно всем, как когда-то абсолютно всем была понятна абсурдность обвинения Саддама Хусейна в наличии у него биологического оружия. У Асада нет химического оружия. Но раз Вашингтон сказал, то весь «свободный» мир с этим согласился как с последней инстанцией. Причем госсекретарь США в максимально жесткой форме сообщил российскому руководству, что Асад – военный преступник, и, что еще чуть-чуть и Россия будет признана мировым сообществом как подельник «преступного сирийского режима» со всеми вытекающими последствиями. Российская элита — пугливая. В Кремле хорошо поняли, что США не та инстанция, с которой можно спорить на равных.

А кого американцы планируют поставить во главе сирийского государства вместо Асада? Это для Вашингтона не так важно. Главное, чтобы не было российского или иранского влияния. Вполне возможно, что власть в Сирии будет передана игиловцам, которые снимут черные башлыки, оденут костюмы и галстуки, и уже никто не подумает, что эти приличнейшие люди из «легальнейшей» организации вчера отрезали людям головы. Что легальная сирийская оппозиция, что ИГИЛ (организация, запрещенная в России) – все они входят в американские структуры, и все они – детища США.

Асад на сегодняшний момент, если вдруг ситуация будет складываться не в его пользу, гипотетически не может не рассматривать пути отхода, причем крайне для него нежелательно было бы на Рублевку, поскольку рано или поздно его по просьбе американцев вполне могут выдать (или разменять). Поэтому запасной аэродром где-нибудь в Тегеране для Асада был бы намного надежнее.

Что будут требовать американцы от Кремля? Они потребуют, чтобы Москва дала по рукам Асаду, запретив ему заниматься вопросом Идлиба – главным оплотом проамериканских сил в Сирии, где господствуют отряды «Джабхат ан-Нусра» (организация, запрещенная в России). Идлиб нужен США как единственная проамериканская территория в Сирии. Потеря Идлиба будет означать окончательное поражение США и Турции в Сирии. В связи с этим американцы потребуют от Кремля не мешать туркам оккупировать северо-западную часть Сирии (провинцию Идлиб).

Несомненно, что в самое ближайшее время американцы попытаются решить вопрос с Раккой – неформальной столицей ИГИЛ. После чего будет официально объявлена победа над ИГИЛ, и США приступят к фрагментированию Сирии, понемногу отжимая влияние Асада, и, кладя Сирию под себя. Кремль при этом будет делать красивые заявления. По российскому телевидению, как всегда, будут идти красивые широковещательные программы о победе сил мира над силами войны, и значении Путина в мирном урегулировании сирийской проблемы, примерно так же, как это было обставлено при заключении минских соглашений, которые принесли русским людям Донбасса неисчислимые беды, и продлили войну на неопределенно длительное время. Но это будет уже цирк. Российское участие в сирийской войне – это агония изначально непонятной и неразумной затеи, ориентированной на то, чтобы, прежде всего, отвлечь внимание западной общественности и внутреннего электората от украинского направления.

Всем уже очевидно, что сирийская сказка подходит к своему концу. Кремлю дали возможность показать свою принципиальность. Уровень принципиальности был продемонстрирован устами депутата от «Единой России» Толстого, который сказал: «Наша сила не в оружии, а в правильном понимании происходящего». Это толстовство все ставит на свои места. В результате, мы видим очередную сокрушительную «победу» и очередное последствие ряда решений, ошибочно принятых в 2014 и 2015 году в отношении Донбасса.

Встает закономерный вопрос. А что должны были сделать власти России в ответ на американский ракетный удар по Сирии, чтобы показать свою силу и свою самостоятельность? Этот вопрос ответа не имеет, потому что не может заяц вести себя, например, как тигр. Каждый вид в природе, также как и в обществе, поступает в соответствии со своими видовыми признаками. То решение, которое было принято кремлевским руководством в сентябре 2014 года и не отмененное в 2015 году, повлекло за собой цепь абсолютно закономерных следствий, каждое из которых, в свою очередь, повлекло за собой другие закономерные следствия. В науке это называется «эффект домино». И остановить этот процесс уже невозможно. А учитывая психосоциальные и личностные характеристики руководящего кремлевского сословия, каких-либо вариантов, как-то исправить ситуацию в свою пользу, уже нет. Гипотетически исправить ситуацию в принципе возможно, но сами кремлевские лидеры это уже никогда не сделают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *