Ползучая сдача Южных Курил Японии

Угроза, нависшая над Южными Курилами

26 мая японский премьер-министр Синдзо Абэ с официальным визитом посетил Москву, где встретился с президентом России Путиным. Естественно, главной темой переговоров стала так называемая «Курильская проблема». Хотя для самой России никакой курильской проблемы не существует. Она существует лишь в голове Путина и у японцев, которые время от времени поднимают вопрос о «северных территориях». Подготавливая общественное мнение России о неизбежности передачи Южных Курил Японии, прокремлевские СМИ говорят о Курильских островах, как о бесполезной кучке скал, от которых не жалко отказаться в пользу Японии, но зато при этом можно получить некие экономические выгоды.

Даже, если Курильские острова и представляют собой никому не нужные скалы, за которые много лет так упорно бьется Япония, то следует заметить, что пока никто не отменил норму международного права о 200-мильной экономической зоне. Согласно международной Конвенции об исключительной экономической зоне, каждая страна имеет 200-мильную полосу вдоль побережья, которая является суверенной территорией государства. Если посмотреть на карту южной части Охотского моря, то от южной оконечности острова Сахалин до самого южного острова Курильской гряды расстояние составляет менее 400 морских миль, благодаря чему вся огромная территория Охотского моря является внутренними водами России. В случае же передачи хотя бы двух южных курильских островов Японии расстояние от южной оконечности Сахалина до следующего северного курильского острова составит более 500 морских миль. Таким образом, появляется проход между двумя 200-мильными экономическими зонами, то есть между Сахалином и Курилами, что автоматически превращает Охотское море из внутренних российских вод в международное. Данное обстоятельство объективно сказалось бы на безопасности России на Дальнем Востоке, поскольку это потребовало бы значительных сил для охраны более чем пяти тысяч километров побережья Охотского моря. В этом случае Россия потеряла бы свой суверенитет над более чем тремя миллионами квадратных километров территории Охотского моря с его богатейшими биоресурсами. Это также позволило бы американским подводным и надводным кораблям близко подходить к российским берегам. Передача Южных Курил это не столько болезненное отторжение от России очередной ее территории, сколько является калиткой для американских подводных лодок в вожделенное Охотском море.

Курильский вопрос

К тому же пролив между островами Кунашир и Итуруп является единственным путем, по которому в зимнее время российские военные корабли могут выходить в Тихий океан. Для подводных лодок это единственный незамерзающий глубоководный пролив, через который они незамеченными могут выходить на боевые позиции в Тихом океане. В случае передачи Южных Курил Японии российская морская военная база во Владивостоке окажется заблокированной.

Южные Курилы имеют для России не только военно-стратегическое, но и огромное экономическое значение. Так, действующий на острове Итуруп вулкан Кудрявый ежегодно выбрасывает 36 тонн дорогостоящего и редкоземельного металла рений, который ценится дороже золота. При этом вулкан Кудрявый вырабатывает половину всех мировых запасов рения. Кроме того, Курилы – это богатейшие морские ресурсы. Так, больше половины рыбных запасов Охотского моря находятся в районе Южных Курил. Наконец, сами по себе Курилы – это необыкновенная драгоценность. Ничего подобного в России больше нет. Это совершенно необыкновенная экосистема и красота. Курилы – это подарок Бога. А для современных правителей России Курилы – это финансовая обуза, измеряющаяся объемами вложения денег в их развитие.

Курилы – это плата за чудовищные жертвы, которые понес Советский Союз во Второй мировой войне. Даже само обсуждение возможности не только передачи островов Японии, но и совместного с ней освоения Южных Курил, это плевок на могилы павших предков. Надо заметить, что советские руководители нашей страны никогда не обсуждали с японцами даже возможность какого-либо ограничения суверенных прав на Курильские острова. Это было невозможно ни для Сталина, ни для Брежнева. Но это было возможным при Хрущеве и стало возможным при Путине. Более того, сейчас японцы ставят нам ультиматум. Складывается такое ощущение, будто бы мы проиграли Вторую мировую войну. Хотя именно Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции. А в 1945 году 1,6 миллионов советских воинов были награждены медалью «За победу над Японией».

В 2016 году во время переговоров с японским премьер-министром в Шанхае Путин предложил при заключении мирного договора использовать принцип «Нет победителей, нет побежденных», чем удивил и озадачил россиян. Получается, что предстоящий мирный договор должен заключаться по итогам войны, где нет победителей и нет побежденных. А это по факту означает отказ от победы над Японией во Второй мировой войне, где наша страна сыграла ключевую роль в разгроме японской армии. Высказанная Путиным очередная дурь означает, что все победы по освобождению Южного Сахалина и Курильских островов, за которые были отданы десятки тысяч жизней советских солдат, ничего больше не значат. На этот перл Путина следует сказать, что наши солдаты в ходе войны с Японией в августе 1945 года погибли за Победу, а не за то, чтобы через несколько десятилетий какой-то неизвестный им Путин говорил с японцами о том, что не надо считать советских солдат победителями. Если мы сами ставим внутренние национальные интересы под сомнение, то, естественно, что японцы, проигравшие во Второй мировой войне, по отношению к России будут считать себя победителями, а советских воинов оккупантами.

После войны день победы над Японией 2 сентября стал в Советском Союзе праздничным днем. Но затем эта дата была объявлена рабочим днем. Однако при этом этот день стал считаться днем воинской славы и широко праздновался в нашей стране вплоть до 1991 года. Сейчас день победы над Японией официально вычеркнут из числа дней воинской славы. Более того, депутат Государственной Думы от «Единой России» Вячеслав Никонов сказал: «Если мы сейчас примем поправки к списку дней воинской славы и включим в этот список день победы над Японией, то мы нарушим долголетние хорошие отношения с нашими японскими партнерами». Тем самым, Никонов отговаривает нас с вами праздновать свой национальный праздник. Теперь 2 сентября в России это не день победы над Японией, а день солидарности в борьбе с экстремизмом. Таким образом, мы сами себе стираем память.

Следует отметить, что еще в 2002 году Путин начал обсуждать вопрос Курильских островов с тогдашним премьер-министром Японии Мори. Тогда была утверждена схема «Два плюс два», в соответствии с которой, вначале Японии передаются два острова, а затем, в ходе переговоров, еще два. Однако общественное мнение России выступило резко против этого предательского соглашения. Учитывая, что положение Путина, находившегося на первом сроке своего президентства, к тому моменту не было прочным, то он вынужден был отыграть назад и публично отказаться от данного плана (как оказалось, временно). А теперь, когда Путин стал Богом и фактически неограниченным монархом, на мнение народа можно больше не оглядываться. А народу просто объяснят, что передача Южных Курил это укрепление нашего суверенитета, а сами Курилы – это кучка никому не нужных камней, которые Россия не способна освоить.

Практика передачи Путиным российских территорий иностранным государствам сначала была успешно апробирована в ходе односторонней уступки Китаю двух важнейших стратегических островов на Амуре общей площадью 337 квадратных километров. При этом Путин  эти острова не продавал, он их просто отдал за обещание Китая в будущем впредь не предъявлять России территориальных претензий. Это чем-то напоминает действия Горбачева, который сдал Восточную Европу за обещание НАТО не расширяться на Восток. Теперь государственная граница с Китаем проходит возле городской черты Хабаровска, что является серьезной угрозой для безопасности этого ключевого экономического центра российского Дальнего Востока. А после этого  последовала ничем не объяснимая односторонняя передача Норвегии огромного куска российского шельфа (более ста тысяч квадратных километров), на десятки километров вдающегося в российские территориальные воды в Баренцевом море. Эти территориальные уступки были сделаны тихо и кулуарно, без какого-либо публичного обсуждения и без проведения референдума. И народ молча проглотил эти территориальные потери. Сейчас же Путин, проводя переговоры с японской стороной по совместному освоению Южных Курил, не без основания рассчитывает на то, что народ и в этот раз промолчит.

Совершенно очевидно, что, если Южные Курилы остаются российскими, то никакого обсуждения их территориальной принадлежности и быть не может. А если такое обсуждение идет, то значит Кремль, так или иначе, предполагает возможность полного или частичного отказа от суверенитета над южнокурильскими островами. Кремлевской либеральной власти трудно понять, что передача какой-либо территории другому государству – это прецедент, за которым может последовать неконтролируемое расчленение России. Сам факт обсуждения вопроса о Курильских островах, неизбежно открывает дискуссию о наших границах, в частности, о наших послевоенных границах. Если можно Японии получить какие-то территории, то почему нельзя поднять территориальный вопрос какому-нибудь другому государству, которое имеет к нам свои территориальные претензии. А таких стран не мало. Финляндия претендует на Карелию и Карельский перешеек в Ленинградской области. Эстония – на часть приграничных территорий в Ленинградской и Псковской областях. Латвия – на Пыталовский район Псковской области. Германия, Польша и Литва – на Калининградскую область. В китайских школьных учебниках территории Приморского, Хабаровского, Забайкальского краев, Амурской области, Еврейской автономной области и Бурятии отображаются как неотъемлемая часть Китая. Здесь мы создаем прецедент по всем нашим границам.

На саммите АТЭС в 2016 году Путин заявил, что отсутствие мирного договора между Россией и Японией является тормозом для развития двухсторонних отношений. Центральные российские СМИ, поддакивая заявлению Путина, на каком-то выдуманном основании нам постоянно сообщают, что будто бы мы с Японией находимся в формальном состоянии войны, в связи, с чем необходим мирный договор. Логика кремлевских журналистов проста. Раз нет мирного договора с Японией, значит, мы находимся с ней в состоянии войны. Однако почему-то Путин и прокремлевские СМИ не сообщают о том, что состояние войны с Японией формально было прекращено еще 19 октября 1956 года, когда Советским Союзом и Японией была принята совместная декларация, первый пункт которой гласит: «Состояние войны между СССР и Японией прекращено с момента принятия настоящей совместной декларации». С этого момента между нашими странами в полном объеме восстановились дипломатические и торговые отношения. Как можно говорить о каком-то состоянии войны, если между нами вот уже 62 года существуют как дипломатические, так и торговые отношения?

Поднятая нашим Президентом тема заключения мирного договора с Японией, а также о готовности признавать и рассматривать территориальный вопрос вокруг Курильских островов, является очень опасной темой, поскольку указанный территориальный вопрос все время держится в повестке дня, на чем и спекулирует японская сторона.

В 2016 году в ходе визита Путина в Японию было достигнуто соглашение о совместном с Японией экономическом освоении «спорных» островов. Несомненно, что допуск японских компаний на Курильские острова или передача островов в совместное российско-японское управление необходимо кремлевской либеральной власти для того, чтобы получить от Японии определенную денежную компенсацию. Естественно, что внутри страны эта ситуация подается, как очередная победа Путина и российской дипломатии. Ясно одно, что допуск японских компаний на Курилы поставит российские компании в заведомо проигрышное положение, поскольку японцы экономически более активны и конкурентоспособны. Ситуация может усугубиться и возможным массовым завозом на острова японских граждан. Японская сторона четко выразила свою позицию в том, что она не согласится на участие в экономическом развитии Курил, если острова будут находиться исключительно в российской юрисдикции. Расчет на то, что Япония будет работать на островах во благо российских интересов, является просто смешным.

Как вообще можно разрешить совместное экономическое освоение островов с той страной, которая ставит задачу возвратить эти острова под свою юрисдикцию? Представьте себе группу очень отдаленных от европейской части России островов с мизерным (не более 10 тысяч) населением, освоение которых, в силу тяжелого экономического положения, для кремлевской власти весьма затруднительно. А тут совсем рядом через узкий пролив находится экономически богатая и густонаселенная страна, еще и претендующая на эти самые острова. При этом японцам предоставляется возможность установить прямые хозяйственные, финансовые и все другие связи с островами, включая безвизовый режим. Более того, в силу заключенного соглашения, японцам предоставляется возможность массово размещаться на островах и завозить туда своих граждан. Как Вы думаете, через сколько лет количество японских граждан, постоянно проживающих на островах, превысит количество российских граждан? Совершенно ясно, что при такой ситуации произойдет самая прямая ползучая экспансия. А, допустим, лет так через пять японская сторона на переговорах будет оперировать тем, что российских граждан на островах проживает не более десяти тысяч, а японских граждан – сто тысяч. Так чьи же это острова? Тем более что тягаться с японской экономической экспансией на островах российский бизнес физически будет не в состоянии. Следовательно, было бы самоубийственным шагом допускать японский бизнес осваивать острова. На худой конец можно осваивать острова совместно с китайцами, южнокорейцами, вьетнамцами, с кем угодно еще, но только не с теми, кто претендует на эту территорию. Тем самым, кремлевская власть создает ползучий прецедент, заключающийся в том, что у японской стороны по истечении некоторого времени будет все больше и больше оснований претендовать на эту территорию.

В конце концов, почему мы сами не можем осваивать Курильские острова? Наш бизнес, и прежде всего рыбопромышленники, выразили готовность построить на Южных Курилах современные рыбоперерабатывающие заводы и соответствующую инфраструктуру. Но им в этом было отказано. А вместо поддержки отечественного бизнеса наше правительство создает на Курилах ТОРы и запускает туда японцев, которые постепенно вытесняют с островов российских промышленников. При этом искусственно создаются невыносимые условия для наших соотечественников, которые ставятся перед выбором: либо уехать, либо ждать прихода японцев. Так, согласно соглашению о рыболовстве, заключенному между Россией и Японией, наши рыбаки в российских территориальных водах, примыкающих к Курильским островам, имеют разрешительный характер лова рыбы, когда как японцы – только уведомительный характер. Тем самым, сейчас все делается для того, чтобы вытеснить с Курил последние остатки русского населения. Более того, уведомительный характер лова рыбы для японских рыбаков распространяется не только на прибрежные воды Курильских островов и Сахалина, но и на всю акваторию Охотского моря, которое пока еще является внутренним морем России.

Буквально еще недавно действовала федеральная целевая программа социально-экономического развития Курильских островов. Худо-бедно, но Курилы как-то развивались: был построен аэропорт, асфальтировались дороги. Острова жили своей жизнью. Однако в 2016 году федеральную целевую программу отменили, поскольку с Японией было подписано соглашение о совместном экономическом освоении островов. В результате, в настоящее время помощь Курильским островам со стороны федеральных властей прекращена.

Южные Курилы при грамотном хозяйственном управлении могли бы стать локомотивом развития всего Дальнего Востока. Тот потенциал, который там заложен, и прежде всего несметные морские биоресурсы, да и добыча того же редкоземельного и дорогостоящего рения, мог бы стать мощной базой для экономического развития региона. Но только не для путинского окружения, которому нужна выгода сразу и много. Выгоднее было бы продать Курильские острова, сразу получив за них денежную компенсацию, и распихать полученные деньги по оффшорным счетам на Западе. Какие-либо перспективы кремлевских временщиков не интересуют. Они вообще не в состоянии что-либо планировать дольше, чем на год вперед.

Заключая договор с Японией о совместном хозяйственном управлении спорными островами, кремлевское руководство совершило действие, которое напрямую нарушает российский суверенитет над Южными Курилами. Причем это действие совершено втайне от народа. Мы не знаем ни о содержании переговоров, ни о том, какие соглашения заключены. Более того, даже никто и не собирается нам об этом сообщать. Кремлевская пропагандистская машина стремится максимально замылить тему Курильских остров таким образом, чтобы о ней вообще перестали говорить, заменяя эту тему сирийской войной и другой менее важной информацией. А что может быть важнее вопроса возможной потери Россией части своей территории? С экранов телевизора нам лишь торжественно сообщают о том, что Владимир Владимирович встретился с Синдзо Абэ, и, как водится, взял, да и одержал очередную геополитическую победу. А на деле вместо геополитической победы совершено очередное геополитическое предательство с ущербом, на этот раз, уже суверенитету Российской Федерации.

В свое время еще при Ельцине была разработана программа («Пятиэтапный план Ельцина»), по которой на первом этапе предусматривалось совместное экономическое освоение островов. Тогда эксперты обратились к премьер-министру Примакову о том, что совместное экономическое освоение Южных Курил с Японией является невозможным, поскольку фактически это есть прямая сдача Японии островов. А за этим этапом последуют притязания на все Курильские острова и, возможно, на южную часть Сахалина. Примакову хватило ума доказать Ельцину всю пагубность для России этого плана, который целенаправленно проталкивался либеральным ельцинским окружением. Жаль, что у Путина не хватает ума понять неизбежность гибельных последствий, если идея совместного хозяйственного освоения Курильских островов будет реализована на практике.

Само обсуждение так называемой проблемы Курильских островов со стороны российского руководства является преступлением, что автоматически должно влечь уголовную ответственность, поскольку территориальная принадлежность Курильских островов за СССР была закреплена Сан-францисским договором 1951 года, заключенным по итогам Второй мировой войны. У Японии, как проигравшей стороны, нет ни юридических, ни исторических оснований поднимать территориальный вопрос. В связи с этим, даже само обсуждение этого вопроса со стороны российских высших должностных лиц является прямой государственной изменой.

1 коммент.

  1. Зароков Михаил
    31.05.2018 на 10:26

    Все верно.
    Сдача российских территорий путиным есть ни что иное, как акт гос.измены. Но если народ России это принимает, то говорить о народе опрометчиво, в лучшем случае это население на оккупированной ворами, казнокрадами и нац.предателями территории. Которое забыло и свою историю, и своих предков.
    Есть ли будущее у такого населения/группы людей?..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *