Реальность либерального переворота в России

Российский либерализмПутин сконструировал систему так, что, если вдруг с ним что-нибудь случится, то вся власть оказывается прямо в руках либералов. В этом случае никакого верхушечного переворота не требуется, поскольку власть и так мирно и законно переходит к либералам. Однако, если Путин вознамерился править долго и бессменно, то для его смещения требуются определенные усилия. Способны ли либералы произвести рокировку власти в свою пользу, несмотря на отсутствие поддержки большинства населения?

Системные либералы, входящие в Путинскую команду, теоретически могут сместить Путина от власти. Каким образом, это другой вопрос. Во всяком случае, возможностей для этого у них предостаточно. А вот способны ли внесистемные либералы-западники типа Ходорковского, Касьянова или Каспарова, осуществляющие свою подрывную деятельность против интересов России за ее пределами и на западные деньги, придти в России к власти? Большинство отвечает на этот вопрос отрицательно, мотивируя тем, что либеральная идея в России не пользуется популярностью, а также тем, что у этих лиц отсутствует какая-либо, даже минимальная, база поддержки со стороны населения. С точки зрения большинства аналитиков, внесистемным либералам в России рассчитывать не на что. Однако, на самом деле недооценивать эту силу, было бы большим заблуждением. Например, за год до развала Советского Союза Гайдара с Чубайсом также никто всерьез не воспринимал.

В настоящее время либерально-западническая оппозиция активно консолидируется. Стоит ли реально воспринимать эту угрозу? Обратимся к словам специалиста по внешней политике США Майкла Ледина: «Кто при Рейгане думал, что мы сломаем СССР? А ведь прошло каких-то восемь лет. Мы просто взяли на зарплату диссидентов, вот и все. Случилась демократическая революция и страна разрушилась, так как мы поддержали горстку людей выступавших за реформы. А этих людей по пальцам пересчитать можно было». Встает вопрос, если так легко был развален Советский Союз, то Россию этим же способом развалить будет намного легче, учитывая, что потенциал России во много раз уступает потенциалу Советского Союза, тем более, что наша современная Россия по сравнению с СССР не имеет каких-либо идеологических скрепов.

Однако, по сравнению с советским периодом российская либерально-западническая оппозиция представлена не какими-то полуграмотными диссидентами, а фигурами большого бизнеса и лицами со знаменитыми именами. Например, по сей день фигура Каспарова, несмотря на его оппозиционную деятельность, имеет имидж чемпиона мира по шахматам. Все на Западе рассматривают Каспарова, прежде всего, как чемпиона мира, а не как политического деятеля. За всей либерально-западнической оппозицией стоят неограниченные финансовые возможности Запада, а также неограниченные медиа возможности. Так, например, два месяца назад в Вильнюсе обсуждался вопрос о создании эмигрантского телевидения.

На либеральном Форуме свободной России в Вильнюсе Ходорковский сказал, что смена власти в России возможна не в ближайшее время, а лишь в 2024 году. То есть у либералов есть некий стратегический план прихода к власти в России. Основную ставку при этом они делают на просвещение, перевоспитание части населения и реализацию образовательных программ. С точки зрения либералов их образовательные программы должны создавать негативный имидж самобытного развития России, и в тоже время должны формировать ориентир движения к цивилизованному миру (надо понимать, к Западной цивилизации). Здесь ставится задача сформировать нового человека, который будет негативно относится к русскому цивилизационному пространству и ориентироваться только на Запад. То есть либерально-западнической оппозицией планируется полная смена в России цивилизационной идентичности.

У либералов в России уже имеется определенная база и определенные структуры, которые не надо заново создавать. Они уже есть и успешно функционируют. Например, Высшая школа экономики, пропагандирующая исключительно либеральную идеологию, занимает ведущие позиции в российском образовании. Все известные русофобы, которые еще не выехали из России, являются преподавателями ведущих ВУЗов страны. Видит ли вообще наш Президент, что происходит с Министерством образования и науки, где преобладание западнического вектора увеличивается из года в год? Создается впечатление, что само государство создает благодатную платформу для оранжевого реванша. Например, есть требование для ВУЗов об обязательном включении в образовательный процесс иностранных профессоров.

Кроме того, в высших кругах власти России есть чиновники, на которых либерально-западническая оппозиция может смело опереться, тем более, что идеологически они ничем не отличаются. Когда в час Х такому чиновничеству будут предложены хорошие дивиденды, понятно, на чью сторону оно встанет.

Таким образом, группы либерально-западнической оппозиции немногочисленны, но в перспективе, нынешний режим государственной власти проигрывает этим группам. Он проигрывает экономически, поскольку за указанными группами стоит экономическая сила совокупного Запада. Он проигрывает идеологически, поскольку сам режим опирается на ту же либеральную идеологию, что и его оппоненты из-за рубежа, тем более, что либерально-западническая оппозиция в либеральной идеологии более последовательна, чем российская власть, опирающаяся на эту же идеологию. Кроме того, российская власть проигрывает либералам кадрово, поскольку готовит карьеристов-бюрократов, а не чиновников с патриотическим сознанием. Такие кадры идеологически не способны противостоять  либералам, и в период нестабильности в любой момент готовы будут переметнуться в их лагерь, как например, в 1991 году большинство советских чиновников остались на своих постах и продолжали обслуживать либеральный режим.

Сейчас внутри одного либерального направления сложились два течения. Это либерально-западническое течение (внесистемные либералы, базирующиеся за рубежом), представители которого рассматривают конечным итогом расчленение России и вхождение в Европу по частям. Второе течение – это системные либералы, входящие в российскую власть. Они тоже имеют конечную цель — вхождение в Европу. Однако, поняв, что Россию целиком в Европу никогда не возьмут, а возьмут только по частям, системные либералы, в свою очередь, также разделились на два течения. Первое течение – либералы-государственники, оставшиеся последователями либеральной и западной идеологии, но отказавшиеся от идеи развала страны, а значит, от идеи вхождения в Европу. Их меньшинство. А большинство системных либералов во власти составляют второе течение, представители которого согласились на развал страны во имя цели вхождения в Европу. Соответственно, в путинской команде преобладают системные либералы второго течения (Греф, Кудрин, Шувалов, Улюкаев, Сурков, Чубайс и другие).

Что характерно, Запад сделал ставку не на системных либералов, с помощью которых с минимальными затратами было бы легче совершить верхушечный переворот в России. Запад сделал ставку на политэмиграцию в лице Ходорковского, Касьянова, Илларионова, Пономарева. Именно их Запад в перспективе видит в качестве представителей российской власти. Хотя кремлевские либералы из кожи лезли, чтобы доказать свою преданность Западу, однако сам Запад опасается делать на них ставку.

В прежние времена российская политэмиграция, всегда имевшая русофобский душок, видела своим главным врагом государственную власть России. Теперь же окрас этой оппозиции поменялся. Так, два месяца назад на съезде либералов в Вильнюсе звучали призывы к внешней оккупации России, и даже призывы к геноциду русского народа, который, по их словам, в силу своей неполноценности не способен к восприятию западных демократических ценностей. Ранее таких формулировок среди политэмигрантов не наблюдалось. Теперь же подобные лозунги заявляются публично и консолидировано. Например, Альфред Кох в Вильнюсе заявил: «Русская нация больна шизофренией. России было бы неплохо пройти тот путь лечения, который прошли Германия и Япония, но сделать это России надо добровольно… Создать избирательную систему самостоятельно Россия не способна, поэтому ее для России необходимо создать из вне. Функцию Центризбиркома РФ следует на время передать ПАСЕ, а функцию Верховного Суда РФ передать суду в Гааге». Таким образом, современные либералы-западники, в отличие от своих предшественников, выступают за полную десуверенизацию России.

Бажена Рыньская на том же Вильнюском форуме сказала: «Я считаю, что у России шансов на выздоровление нет. И дело тут не столько в Путине, сколько в русском народе». То есть по ее словам русский народ не способен понять и принять «прогрессивную» западную демократическую идеологию. Тут же бывший член путинской команды Андрей Илларионов возражает Рыньской: «Неизлечимых народов нет. Все излечимые. Различаются они ценой, способом и временем. В 1945 году тоже говорилось, что немцы неизлечимы. Просто России на лечение потребуется время». А вот слова Артемия Троицкого: «Я считаю, что русский народ не болен. Это он просто такой» (т.е. неполноценный, со всеми вытекающими для него последствиями). Константин Боровой высказался следующим образом: «Разрешение проблем в России возможно только при помощи внешней силы в виде интервенции, поскольку проблема не в Путине, а в обществе» (читай, в русском народе). Далее он сказал: «Как в Германии в 1945 году необходимы трибуналы и показательные суды». Только Боровой не сказал над кем будут суды. Если он при этом и слова не упомянул про бывших коммунистов, надо полагать, что он имел в виду патриотов, выступающих против либеральной идеологии и западных «демократических» ценностей. Виктор Шендерович сказал: «Мы оцениваем русский народ по человеческой номинации. Мы ошибочно полагаем, что относимся с ними к одному биологическому виду. Мы по инерции числим их оппонентами, когда как они являются окружающей средой». Эти слова произнес человек, представляющий одно из ведущих средств массовой информации России, финансируемое из государственного бюджета (точнее, из бюджета «Газпрома»). Ему вторит, живущий в России поэт и литературовед Дмитрий Быков: «Россия – бросовая страна с безнадежным населением. Большая часть русского народа ни к чему не способна. Перевоспитывать ее бесполезно. Она ничего не умеет, и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами». Чисто эсэсовская риторика. Однако при нашей власти этот субъект по фамилии Быков останется на свободе и будет спокойно паразитировать за счет ненавидимого им народа. Юрий Нестеренко внес свой вклад в формирование нацистско-либеральной идеологии, сказав: «Россия – это зло в его чистом беспримесном виде. Нашим врагом является не только кремлевский режим. Нашим врагом, врагом всего свободного мира и западной цивилизации является Россия как таковая. Дело не в конкретных недомерках на троне. Россия останется злом при всех режимах и всех правительствах. Зло в самой сути России. Любые попытки исправить или спасти Россию, тщетны. Россия – это не то, что надо спасать. Россия – это то, от чего надо спасать весь цивилизованный мир. Россия есть зло, причем мирового масштаба, поэтому Россия должна быть уничтожена. Все, что направлено против России, есть благо».

Таким образом, мы видим, что спор среди либералов идет о том, излечим или неизлечим русский народ, а вопрос о том, что его необходимо лечить, спора не вызывает. Таким образом, одни либералы настаивают, что русский народ неизлечим, а значит, судя по логике, его надо истребить, Другие либералы, а их меньшинство, утверждают, что русскому народу надо дать шанс, чтобы он смог правильно воспринять западные ценности, поэтому его не обязательно истреблять.

Если называть вещи своими именами, то против российского народа готовится геноцид. Вся вина народа заключается в том, что он посмел родиться в стране под названием Россия. Ничем принципиальным платформа либералов не отличается от гитлеровского плана «Ост».

Как видно, либерально-западническая политэмиграция практически консолидировано перешла на фашистскую риторику с соответствующей терминологией. И именно эту силу Запад будет проталкивать в российскую власть для одной цели – уничтожения России, о чем, в общем-то, Запад и не скрывает. А вот системные либералы, стократно доказавшие свою преданность Западу, уже не вызывают у него прежнего доверия.

Надо признаться, что не все системные либералы путинской команды выступают за расчленение России. Правда их явное меньшинство. Однако все либералы-западники сходятся в необходимости раздела России на самостоятельные государства. Так Гарри Каспаров заявил: «Все регионы России должны иметь право выхода из состава Российской Федерации, и при этом никакой трагедии не произойдет. Очень жаль, что многое мы не доделали в 1991 году». Илья Пономарев по этому вопросу высказался так: «Мы все равно останемся в едином геополитическом культурном пространстве, если на территории России возникнет множество самостоятельных государств. Нужна всеобщая, а не выборочная люстрация, которая должна быть проведена по принципу Нюрнберга». Таким образом, Пономарев выступает за Нюрнбергский процесс не над каким-нибудь коммунизмом, а над Россией как государством, а значит, прежде всего, над государственнообразующим русским народом.

Встает вопрос, а на что рассчитывают либералы-западники с такой агрессивно-фашистской и откровенно человеконенавистнической риторикой? А ведь они в будущем видят себя на вершине российской власти, во что искренне и, судя по мощной западной поддержке, небезосновательно в это верят. Евгений Киселев – ведущий одного из украинских телевизионных политических ток-шоу сказал: «Главная проблема заключается в том, что Запад спит, и его надо разбудить». Вся русофобия политэмигрантов направлена не в адрес России, поскольку здесь у них действительно никаких перспектив нет. Все антирусские высказывания направлены только в адрес Запада с расчетом на его помощь.

Главное другое, либералы-русофобы в настоящее время составляют костяк российской власти. Они составляют большинство путинской команды, и поэтому определяют основные экономические и политические направления нашего государства. Может ли быть повторено то, что было с Советским Союзом, только в масштабах России? Очень легко, поскольку сама власть идеологически стоит на одной платформе с либералами-западниками, разве что только риторика немного отличается. Одни либералы, находящиеся во власти, ретушируют свое презрение к русскому народу, другие либералы, отошедшие от власти, открыто призывают к уничтожению России и ее народа. У западников и российской власти много идеологически общего. Западники не любят СССР, и власть не любит СССР. То есть они находятся на одной антисоветской платформе. Западники выступают за «демократические» общечеловеческие ценности, и власть обеими руками за это же. Западники за тотальную приватизацию, и власть – за максимальную приватизацию и уменьшение государственного участия в экономике. Западники за рынок и против мобилизационной модели развития, и власть – за то же. Западники за единые общеевропейские стандарты образования, и власть последовательно движется в направлении Болонской системы образования.

Таким образом, и западники, и власть действуют на одном идеологическом поле. Однако, западники, в отличие от власти, последовательны в своих действиях по внедрению либеральной системы, поэтому в перспективе именно либералы-западники имеют преимущество над властью. Главная проблема власти заключается в том, что она не способна выдвинуть идеологическую альтернативу западникам. А это значит, что власть в перспективе неизбежно западникам проиграет, если не представит противоположную идеологическую платформу. А этого делать она, по всей видимости, не собирается.

Главная задача русских патриотов заключается в том, чтобы крушение либеральной системы, которое неизбежно произойдет в будущем, не похоронила бы саму Россию. Поэтому в случае межлиберальных разборок между властью и западниками, патриотам следует быть готовым перехватить власть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *