Сирийский тупик

Кто и зачем сбил российский самолет Ил-20?

17 сентября при заходе на посадку на аэродром Хмеймим израильским истребителем был целенаправленно сбит российский самолет Ил-20, в результате чего погибли 15 российских военнослужащих. Мотив действий Израиля простой – Россия своими самолетами обеспечивает информационную поддержку сирийской противовоздушной обороне. Отсюда, подавляющее большинство израильских ракет, выпущенных по позициям сирийских подразделений, идет либо в молоко, либо сбиваются. А российский самолет Ил-20 как раз и является одним из таких самолетов-разведчиков. В случае признания израильской атаки на Ил-20 у Кремля остается только два выхода. Если признать, что самолет сбили израильтяне, то надо объявлять всю территорию Сирии закрытой зоной для действий израильской авиации, и, соответственно, уничтожать все израильские самолеты, которые либо входят в эту зону, либо выпускают ракеты по сирийской территории из-за ее пределов. По сути это означает военный конфликт с Израилем. Если же никаких мер по факту гибели самолета не принимать, то тогда Путин теряет лицо и на мировой арене, и, что самое неприятное, внутри страны. Поэтому сейчас все делается для того, чтобы доказать, что Израиль напрямую к трагедии не причастен, а виноваты глупые сирийцы, которые по ошибке сбили наш самолет.

Кремль понимает, что ввязывание в военный конфликт с Израилем, а, следовательно, и со всей американской коалицией в регионе, смертельно опасно не только для российской группировки, находящейся в Сирии, но и для существующей власти в Российской Федерации. Поэтому Кремль категорически отказался расширять информационную кампанию вокруг нашего сбитого самолета. А чтобы выгородить Израиль и окончательно завершить дискуссию на эту тему, Кремль нашел козла отпущения в виде сирийских средств ПВО, якобы случайно сбивших российский самолет. После телефонного разговора Путина с израильским премьер-министром Нетаньяху, Путин объявил, что гибель российского самолета является цепочкой трагических случайностей. И начиная со следующего дня, про самолет Ил-20 в центральных российских СМИ больше не было сказано ни слова. Как будто бы никогда и не было этой трагедии. Таким образом, не желая доводить дело до военного конфликта, руководство обеих стран приняло решение нивелировать данный инцидент и забыть эту трагедию.

Спрятав голову в песок и переложив ответственность за трагедию с самолетом Ил-20 с израильской стороны на сирийскую, кремлевское руководство полагает, что оно, тем самым, решило проблему. Но остается вопрос. А что же делать дальше? Дело в том, что мы имеем далеко не первый случай безнаказанного убийства российских граждан в Сирии нашими «дорогими партнерами». Давайте вспомним сбитый Турцией в небе над Сирией российский военный самолет Су-24. Давайте вспомним регулярные ракетные атаки Израиля на сирийские подразделения, где, между прочим, находились и российские военные советники. Давайте также вспомним погром под Хишамом, когда американской авиацией было уничтожено несколько сотен российских военнослужащих из частной военной компании «Вагнер» (смотрите статью «Замалчиваемая трагедия ЧВК Вагнера»). И так далее. Все без исключения подобные случаи остались без адекватного ответа со стороны Кремля. И везде мы видим лишь одну озабоченность.

Можно задаться вопросом. Почему Израиль решился на атаку российского военного самолета, рискуя при этом вступить в военный конфликт с Россией, которая позиционирует себя, как сверхдержава? Ответ очень простой. Израильтяне хорошо понимают, что в реальности сверхдержавы нет, и никакого конфликта не будет, что, впрочем, наглядно и подтвердили дальнейшие события. Сверхдержава – это та страна, которая всегда заставляет отвечать за любой ущерб, нанесенный ей. А Россия же за последние годы доказала, что мы готовы проглотить любые унижения, ограничиваясь лишь выражением озабоченности. И израильтяне это хорошо поняли. Осуществляя атаку на российский самолет, они понимали, что особо ничем не рискуют. Тем более, что подобное уже случалось, например, когда турки безнаказанно сбили наш военный самолет. Как-то Нетаньяху сказал такие слова: «Когда в Израиле погибает один человек, то это равносильно тому, если в Москве погибнут сотни». Этому принципу Израиль и следует.

Если раньше Израиль бомбил сирийские позиции вдали от российских баз, то сейчас израильтяне наносят удары в непосредственной близости от Хмеймима и Тартуса, при этом они уже не стесняются сбивать российские самолеты. Получается, что им можно, а мы ответить не можем, поскольку это для российской группировки в Сирии грозит Цусимой. Несмотря на то, что сейчас в Сирии сосредоточена самая боеспособная российская авиационная группировка и самый боеспособный на данный момент, а точнее, практически весь российский флот, но это все же на порядок меньше, чем соответствующие силы проамериканской коалиции в этом регионе. Утопи сейчас российскую морскую группировку, сосредоточенную в Тартусе, и не будет у России флота. И рисковать этим ради одного-двух сбитых самолетов, Кремль, естественно, не будет. Остается только сидеть и ждать, когда нас и наших союзников опять станут бомбить, а самолеты сбивать все чаще и чаще. А потом еще и утопят какой-нибудь корабль. Что делать в этой ситуации, когда гражданская война в Сирии Кремлем заморожена, а от наступления в провинции Идлиб Путин по просьбе друга Эрдогана окончательно отказался?

Неспроста атака израильского истребителя на российский самолет Ил-20 произошла всего через несколько часов после того, как Кремль подтвердил отказ от военной операции в провинции Идлиб, которая должна была закончить гражданскую войну в Сирии и обезопасить нашу военную базу в Хмеймим, учитывая, что эта база подвергается постоянным атакам беспилотников, запускаемых именно с территории Идлиба, находящейся под контролем Турции. Однако Кремль решил пойти навстречу Турции и угодить нашему «большому другу» Эрдогану, которому когда-то обещали, что он не отделается помидорами. Но, как водится, он не отделался даже и куда более легкими мерами. Путин по щедрости своей души простил ему всё.

Уход Российской Федерации из Сирии, оставляя Асада на произвол судьбы, а значит, и, обрекая его на неизбежную гибель, по факту будет означать тяжелейшее военное поражение России, что, в свою очередь, будет означать и полную потерю влияния России на Ближнем Востоке. Этого Кремль допустить не может. Для кремлевской элиты важны не столько авторитет и влияние России на Ближнем Востоке, сколько утрата материальных выгод из-за потери этого влияния. Однако оставаться в Сирии означает и дальше подвергаться систематическим ударам со стороны проамериканской коалиции и Израиля. К настоящему моменту каких-либо серьезных группировок  боевиков в Сирии не осталось. Единственная крупная группировка боевиков находится в провинции Идлиб. Но, как уже отмечалось выше, Кремль по просьбе Эрдогана отказался от заранее подготовленной операции по зачистке Идлиба. Следовательно, воевать против крупных сил боевиков Кремлю уже не придется. Но зато становится реальностью столкновение с проамериканской коалицией и Израилем.

Если уйти из Сирии нельзя, то для Кремля остается один выход – держаться. Но держаться, терпя при этом унизительные удары со стороны «уважаемых партнеров», не имея никакой возможности адекватно ответить на их действия, означает также и постепенное падение авторитета Путина, прежде всего, внутри страны. Кремлевскому руководству остается лишь одно – перевести ситуацию в Сирии в затяжной конфликт, информационно раздувая локальные успехи в очередные грандиозные победы, и искажая или замалчивая при этом крупные трагедии, как это случилось с ЧВК «Вагнер» или со сбитым самолетом Ил-20. Со своей стороны западные «партнеры» и Израиль, постепенно чувствуя, что Россия не может или не решается адекватно ответить, усилят военное давление на Россию путем нанесения прямых ударов вплоть до момента, когда Кремль скрывать этого уже не сможет. По всей видимости, будет одно из двух – либо Россия покинет Сирию, либо развернутая в Сирии российская группировка вступит в свой последний смертельный бой.

Положение российской группировки в Сирии по вине кремлевских «стратегов» выглядит отчаянной. Россия в ее нынешнем состоянии, к сожалению, не способна вести полноценную заморскую войну вдали от своих границ. И самое главное, Россия оказалась в войне на два фронта. Если Кремль окажет военную помощь Донбассу в случае, если республики подвергнутся нападению со стороны ВСУ, то наша группировка в Сирии тут же окажется в заложниках, и ее судьба будет целиком зависеть от доброй воли наших «дорогих западных партнеров». Следовательно, без вывода нашей группировки из Сирии мы не можем предпринять каких-либо решительных мер по защите республик Донбасса в случае, если украинская армия начнет генеральное наступление. Причем нашим западным «партнерам» необязательно тратить силы на разгром российской группировки в Сирии. Достаточно лишь блокировать ее, перекрыв черноморские проливы, и через какое-то время, оставшись без снабжения, она сама собой задохнется. Естественно, что западные «партнеры» не преминут воспользоваться этим шансом, если Кремль вдруг решится на оказание масштабной военной помощи республикам Донбасса. Это очевидно для всех, но только не для кремлевских «стратегов». Каждый школьник знает, что воевать на два фронта нельзя. И если строго исходить из национальных интересов России, то российский контингент нужно из Сирии выводить, и причем срочно. Пока это еще можно осуществить без военных потерь. Но дальше ситуация будет только ухудшаться. Действительно, вывод российских войск из Сирии станет несомненным поражением России. Но это поражение будет более тяжелым, если выводить российскую группировку не сейчас, а через какое-то время.

Однако Кремль, судя по всему, на вывод войск из Сирии не пойдет, поскольку, учитывая те потери, и прежде всего, людские, которые понесла российская группировка в Сирии, вывод войск поставит под угрозу существование кремлевского режима. В этом случае встанет закономерный вопрос к власти. А ради чего тратились огромные материальные ресурсы в далекой заморской стране? Ради каких целей гибли российские военнослужащие и служащие российских частных военных компаний?

Асад и российская группировка контролируют сейчас около 60 % территории Сирии, бо́льшая часть которой составляют безжизненные пустыни. Восточный берег Евфрата (25 % территории Сирии) контролируется курдами, находящимися под защитой американской коалиции. Идлиб (10 % территории Сирии) контролируют боевики, которым покровительствует Турция. И еще примерно 5 % территории Сирии остается за террористами. У Кремля практически не осталось никаких возможностей для территориальных приращений в пользу Асада. Все, что можно было отвоевать для Асада, уже отвоевано. Бомбить больше некого, поскольку с одной стороны находятся контролируемые американцами курды, а с другой стороны – контролируемые Турцией «умеренные» джихадисты в Идлибе. Что сейчас делать российской группировке в Сирии, не понятно.

Несмотря на все «Искандеры», «С-400» и другие противовоздушные средства, которыми Россия располагает в Сирии, подразделения Асада бомбит, кто хочет. Хотят, бомбят американцы. Хотят, бомбят евреи. При этом совершенно не стесняясь присутствия российских войск. Сирийцы были бы вправе поставить перед Кремлем вопрос. Что же это за союзник такой, который разрекламировал и выставил свои средства ПВО, но когда бомбят подразделения сирийских союзников, делает вид, что это его не касается?

Даже после атаки на российский самолет Ил-20 Израиль, естественно, не откажется от дальнейшего нанесения ракетных ударов по сирийским позициям. Понятно, что в момент следующей атаки Израиля на Сирию никто не собьет никакой израильский самолет, потому что наше партнерство с Израилем, о котором твердят кремлевские пропагандисты, важнее жизней каких-то там русских военнослужащих, которые нашли свою могилу в далеких сирийский песках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *