Трагедия русских церквей на территории Польши

Как Польша "любила" русскихВ одной из телевизионных передач «Вечер с Владимиром Соловьевым» одиозный либеральный политолог Александр Ципко, считающий себя большим знатоком истории Польши, заявил, что в 20-х годах XX века поляки настолько любили и культивировали все русское, и при этом как можно сберегали и сохраняли русскую культуру, что руководителям Польши того времени нужно в России поставить памятники. Как же на самом деле поляки «любили» русских?

Общеизвестно, как те же поляки громили организации русской эмиграции, а «Союз Бориса Савенкова» попросили покинуть Польшу. К примеру, у «Русского общевоинского союза» генерала Врангеля не было своего отдела в Польше, в отличие, например, от Болгарии, Югославии, Чехословакии или Венгрии. В 20-х и 30-х годах XX века такого проявления «чувства» ко всему русскому, как в Польше, не было ни в какой другой европейской стране. Об одном из проявлений этого самого «чувства» следует сказать отдельно. Это судьба храмов Русской Православной Церкви в Польше.

Пока Польша входила в состав Российской империи, очевидно, что там проживало довольно большое количество православных великороссов, малороссов и белорусов. Даже сами поляки официально утверждают, что на момент обретения независимости в 1918 году в Польше проживало более пяти миллионов православных. И вот у этих пяти миллионов православных не какие-то там большевики, а вполне себе западные демократические политики, отняли 500 православных церквей и около 20 тысяч гектаров монастырских и прихрамовых земель вместе со всеми находившимися на них строениями.

С 1919 по 1924 годы польские власти закрыли 111 православных храмов, 50 церквей разрушили, 150 церквей переоборудовали в костелы. Это к вопросу о том, как поляки любили все русское. Более того, уничтожение православных храмов было целенаправленной политикой Варшавы, но на местах, естественно, постарались проявить инициативу. Например, на Холмщине уничтожили 23 православных храма. В 1926 году в Варшаве взорвали красивейший и самый большой в Европе православный Кафедральный Собор Александра Невского. Следует особо подчеркнуть, что Собор Александра Невского не закрыли, а демонстративно взорвали. Поскольку Собор строили на века, то для его уничтожения потребовалось произвести 1200 взрывов. Поэтому, когда нам сегодня различные российские либеральные «историки» начинают рассказывать о том, что в 20-х и 30-х годах только безбожные большевики уничтожали храмы, а весь цивилизованный мир пораженно смотрел за этим варварством и возмущался, становится смешно.

Существует статистика. В 20-х годах в советской России при власти большевиков у православных отобрали 27 % существовавших храмов, а в демократической и всеми уважаемой Польше таковых набралось аж 45 %. Отобранные православные храмы поляки переоборудовали под свои бытовые нужды, где-то сделали костел, а где-то сделали свинарник. Вы думаете, что это совпадение? Обязательно ли нужно было делать свинарник в русском православном храме, оскверняя все русское, где только можно? Это делалось намеренно, поскольку данные действия были целенаправленной русофобской политикой Польши той эпохи.

Уничтожение русских православных храмов на территории Польши являлось логическим продолжением всей политики маршала Пилсудского. Вы думаете, что на Западе кто-то возмущался? Нет, конечно. Все делали вид, что ничего не происходит. Ватикан равнодушным образом взирал на это варварство. По возможности, приходы Русской Православной Церкви старались переводить в унию. Но таковых нашлось не очень много. Всего 14 православных приходов и 16 православных священников согласились перейти в унию. А все остальные сохранили свою веру.

В ходе целенаправленной политики уничтожения русских церквей на территории Польши, православная паства уходила в катакомбы. Когда рассказывают о том, что Катакомбная Православная Церковь была явлением, характерным только для Советского Союза, поскольку существовала необходимость как-то противостоять безбожным большевикам, это полная ложь. Катакомбная Православная Церковь на территории Польши была куда более многочисленной, чем где-либо. Представьте себе, пять миллионов православных, лишенных своих храмов. В католичество перешло чуть более полутора тысяч человек. И то, и это уточняется в польских документах, православные переходили в католичество под влиянием насилия, о чем польские историки и не скрывают, не преминуя при этом позлорадствовать. Как сообщается в польских донесениях полиции, почти все перешедшие в католичество православные умудрялись тайно посещать православные храмы и каялись на исповедях в грехе отступления от Веры Христовой.

Русские эмигранты, находившиеся в Польше, у которых не было ни заводов, ни фабрик, ни драгоценностей, ни вилл, ни яхт, им себя бы прокормить, на последние деньги, сэкономленные на еде, и отрывая от себя последнее, пытались строить новые храмы, куда звали изгнанных из других храмов священников и брали их на свое полное иждивение. Это все зафиксировано в самих польских документах. Но видимо наши либералы изучают историю по совсем другим документам.

Советскую Россию история гонения на Русскую Православную Церковь в Польше тогда не сильно волновала. Советская разведка, конечно, докладывала о том, что там происходит, но особого отклика это не вызывало, потому что в эпоху ненависти ко всему буржуазному, а Церковь с точки зрения большевиков являлась авангардом буржуазного мира, советскому руководству было абсолютно наплевать на то, что происходило с русскими храмами в Польше.

Поляки делали все возможное, чтобы перетащить православных в католицизм. Например, Генеральный Синод католического Епископата в Польше в 1937 году провозгласил своей главной задачей соединение схизматической (то есть Русской Православной) Церкви с католической. Ради того, чтобы выполнить эту задачу, потребовался сущий пустяк. Взяли и сразу разрушили 114 православных церквей в добавок к ранее разрушенным. Естественно, католическая общественность Польши была в восторге от действий подобного рода. Поэтому последовало продолжение. Теперь решили разрушить уже не действующие храмы, а ранее закрытые. То есть свинарник, если он нужен, строили в другом месте, а саму церковь полностью разрушали до последнего кирпичика. С этой точки зрения Польша должна быть монолитна. Официально давалось объяснение, что православные храмы разрушаются, поскольку они являются напоминанием коренному населению о временах русификации и о тяжкой неволе, в которой были поляки в годину лихих испытаний. Так они называли пребывание Польши в составе Российской империи. Наверное, это и есть та самая невероятная любовь, которую питали поляки ко всему русскому, о чем нам постоянно напоминают российские либеральные историки и политологи, которых так любят приглашать кремлевские телевизионщики на свои дешевые ток-шоу. А если, что и произошло плохого, то это с точки зрения либеральных политологов чистая случайность. Случайно более 100 тысяч красноармейцев заморили голодом, случайно белогвардейцев, бежавших от большевиков в Польшу, арестовали и тоже заморили голодом, а о сотнях уничтоженных православных храмах вообще никто не знает, и вспоминать не хочет.

В 1938 году на территории Польши было уничтожено еще 127 православных храмов, и в их числе памятники истории. Так, снесенный православный храм в Жешуве, был построен в 1184 году, православный храм в Хелме построен в 1596 году. При этом в польских документах зафиксировано, что сносились вовсе не заброшенные церкви. До основания разрушались только что отремонтированные православные церкви, прихожане которых еще не расплатились с долгами за ремонт. Большинство сносимых храмов были построены еще до Брестской унии 1596 года и являлись историческими и культурными памятниками XVI века. Часто, даже вокруг церкви выкорчевывалась деревня, чтобы от нее не осталось и следа. Так, по данным архиепископа Серафима Соболева в Люблинском воеводстве из более чем 300 православных церквей, православным оставлено только 54 церкви. Все остальные стали костелами. А православных прихожан под стражей и под марши военного оркестра конвоировали как скот в те самые костелы. А когда поляки видели слезы в глазах этих людей, то в печати это объяснялось радостью от воссоединения с истинной верой. На всех этих мероприятиях, когда русских сгоняли в костелы, обязательно присутствовали военные формирования. Несогласных арестовывали. В польских документах это красиво называется словом «изоляция». Изоляции подвергались все православные священники и защитники православных храмов.

В 1938 году Синод Русской Православной Церкви за границей обратился к Ватикану, к архиепископу Кентерберийскому (главе Англиканской церкви), ко всем главам автокефальных церквей, к Лиге наций, к правительствам всех ведущих мировых держав и к общественному мнению всех стран по поводу беспрецедентного гонения и уничтожения православных в Польше. Ватикан был вынужден признать факт преследования православных в Польше, о чем направил польскому руководству гневное письмо. Предстоятель Болгарской Православной Церкви вернул правительству Польши все польские награды. Даже советский посол в Польше высказал возмущение, ссылаясь на то, что действия Польши являются грубым нарушением Рижского договора 1921 года, который гарантировал права национальных меньшинств на территории русских земель, отходивших Польше. Как отреагировали на это поляки? Да никак. Они заявили, что это их личное дело. В польской газете «Новый час» было опубликовано следующее: «Недобитки (то есть русские) зашевелились. И именно на это надо обратить внимание, и не пренебрегать, а с корнем выпалывать бурьян». Обратите внимание на формулировки. Подобная лексика в те же самые годы была характерна для Третьего Рейха. То же самое, что и в Германии, происходило и в Польше, только уже в отношении русских, которые тогда составляли пятую часть населения Польши. После второй мировой войны в ходе репатриации русское население Польши было переселено на Украину и в Белоруссию, где переселенцы были записаны как украинцы и белорусы.

Встает вопрос. А кто-нибудь в Польше покаялся за те преступления, которые были совершены против русского населения. Почему все время должна в чем-то каяться только Россия? Мы, благодаря усилиям либеральных политиков ельцинского и путинского окружения, заведомо оговорили себя по поводу так называемых преступлений в Катыне. Мы постоянно каемся в других несовершенных «грехах». Но идет ли этот процесс вокруг нас? Что ни разу не было слышно ни от одной польскоговорящей головы ни единого извинения перед русским народом за то, что творилось с 1922 по 1939 год.

Заметим, что пик гонений на православное население Польши пришелся на обострение отношений между Польшей и фашистской Германией. И тогда все заговорили о том, что возможно между этими странами скоро последует война. Поляки расценивали православное население Польши, как нелояльное население, и считали, что эти люди выступят немецкой пятой колонной.

Вы удивитесь, если узнаете, что сразу же после освобождения Польши от немецкой оккупации в 1944 году, тут же возобновились гонения на еще оставшиеся храмы Русской Православной Церкви. Нельзя и придумать более подлого и скотского отношения, чем то, что продемонстрировали поляки. Многие русские в ходе репатриации 1945 года покинули Польшу. Сегодняшние польские историки цинично называют это добровольным выездом. Однако ничего подобного не было. Это было насильственное выселение. 65 % православных, остававшихся на тот момент на территории Польши, были вынуждены покинуть страну, поскольку те самые польские подпольщики, которые якобы боролись с немцами (правда, на страницах воспоминаний), тут же стали бороться с русскими. Так, в 1945 году в селе Вешховины поляками за один раз были убиты 200 православных крестьян только за то, что они другой веры и национальности. Вспоминает ли об этом кто-нибудь из российских либеральных политологов, так рьяно защищающих польских националистов. Вспоминает ли кто-нибудь настоятеля прихода Слипче на Холмщине отца Александра Хутаркевича, убитого поляками 10 апреля 1944 года вместе с восемнадцатилетней дочкой и гостивших у них священника Иоанна Пьянчука и 22-летней матушки Евгении? Вспоминает ли кто-нибудь убитых поляками священника Александра Бобра, матушку и их сына? Вспоминает ли сегодня кто-нибудь в Польше священномученников пресвитеров Николая Галица и Петра Огрызенко? Первому поляки отрезали язык и уши, и еще живому отрезали голову, а второго убили прямо во время службы, а тело сожгли. Таких примеров можно привести великое множество. Все это свидетельствует о величайшей «любви» поляков к русским традициям, русской культуре и к Русской Православной Церкви.

Гонения против православного населения возобновились сразу же после освобождения Польши Красной армией. Поразительный факт, но русские православные храмы в Польше не трогали немецкие оккупанты, а поляки сразу же после освобождения, воспользовавшись моментом, опять стали убивать священников Русской Православной Церкви при абсолютном равнодушии так называемого демократического западного мира. Примечательно, что погромы русских церквей закончились ровно в тот момент, когда в Польшу вошла немецкая армия. Как бы это не показалось странным, Русская Православная Церковь на территории Польши при немецкой оккупации чувствовала себя относительно спокойно вплоть до 1944 года, когда русские погромы возобновились с новой силой. Странный факт. Пришла Красная армия, освободила Польшу от нацизма и не дала поляков сгноить в мыловарнях и газовых камерах. Как только Красная армия вышла из Польши, поляки продолжили добивать Русскую Православную Церковь. Несомненно, немцы принесли нашей стране много горя. Но скажем честно. Немцы остановили разгром Русской Православной Церкви на территории Польши. Более того, при немецкой оккупации Польши русские храмы, превращенные поляками в свинарники в полном смысле этого слова, стали вычищаться и восстанавливаться.

Если бы всю эту галиматью о любви поляков к русским рассказывали бы только в Польше для внутреннего потребления, это еще можно понять, но когда эту мерзость под видом заботы поляков о русских начинают рассказывать на территории России, это уже запредельное хамство и скотство. Недавно польское посольство в Москве организовало выставку о том, как замечательно жила русская культура в Польше в 20-х и 30-х годах. Спрашивается, а были ли на этой выставке показаны взорванные православные храмы. А про замученных православных священников и про убитых православных крестьян что-нибудь на этой выставке говорилось? Нам рассказывают заведомую ложь, рассчитывая на то, что никто не знает о преступлениях поляков против русского православного населения. Стоит ли после всего этого удивляться тому, что в Польше собираются сносить все памятники советским воинам, погибшим при освобождении Польши.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *