Украинство в русской истории

Советская историяХрущев и Украина – это центральная тема так называемой хрущевской оттепели. После смерти Сталина Хрущев боролся за власть с не очень хороших стартовых позиций, поэтому он нуждался в точке опоры. И такой точкой опоры для него стала украинская партийная номенклатура, где у Хрущева также были свои проблемы. Данная проблема была решена Крымом.

Украинская партийная номенклатура понимала, что Хрущев свой человек, однако отношение к нему было неоднозначное, поскольку она всегда смотрела на Хрущева как на дефективного и чудаковатого члена их организации. И Хрущев чувствовал, что он на Украине не совсем свой.

Украинская партийная элита постоянно требовала к себе внимания. Это было не только при Хрущеве и Брежневе, но и при Сталине, который совершал разные уступки украинской элите. При всем своем авторитете Сталин не способен был переформатировать СССР в Российскую Империю с административными губерниями. Естественно, он во многом шел на поводу национальных элит союзных республик и учитывал их интересы.

Только 19 февраля 1954 года — со дня передачи Крыма Украине Хрущев приобрел статус лидера украинского клана в партийной номенклатуре. Тогда украинская номенклатура поняла, что дойти до вершин властного олимпа она может только с помощью Хрущева. После этого костяк украинской партийной номенклатуры стал опорой Хрущева в его борьбе с Маленковым, Булганиным, Первухиным, Сабуровым, Зверевым, которые были выходцами из партийной организации РСФСР.

Хрущев открыл украинской партийной элите ворота в Кремль. Как только она укрепилась на вершине власти, то сразу же отправила своего благодетеля доживать на даче. Брежневская элита сохранила преемственность приоритета украинской партийной номенклатуры в высших советских партийный органах, куда, прежде всего, набирались кадры из Украины.

При Брежневе ничего не изменилось, поскольку находившаяся во власти украинская публика не была настроена на какое-либо созидание и развитие. Период застоя был связан с ментально-психологическими характеристиками людей, привезенных с Украины, которые так до конца не избавились от своего хуторского сознания. Весь потенциал страны, созданный многими поколениями русских людей, разбазаривался и проедался, пока страна в 1991 году не перестала существовать. Брежневская группа – это присасывание украинской элиты к России и ее существование за счет России. В брежневские времена РСФСР была самой бедной из всех 15 союзных республик, поскольку большая часть ее дохода в угоду местным национальным элитам уходила на развитие окраин.

Внутри украинской группы было второе течение – националистическое, которое не разделяло оптимизма брежневской группы. Представители этого течения выступали за то, чтобы отойти от России и присосаться к Европе и жить за счет Европы. В принципе, эти два течения имели одинаковую цель и исповедовали не какой-нибудь путь развития, а паразитирование за счет кого-либо: одни – за счет России, другие – за счет Европы. Это же мы видим и сейчас.

Ментально и Горбачев вырос из той же украинской брежневской группы. Мать у него украинка (Титоренко), жена — украинка, а само Ставрополье (как и вся Кубань), откуда и сам Горбачев, — это украинизированная зона. Горбачев полностью соответствует ментальности своих предшественников из брежневской группы, и напрягаться в целях какого-либо развития он не способен, что мы и видели в период перестройки.

Украинство имело место не только в советской истории. Так, например, Патриарх Никон, находился под сильным влиянием киевлян, и приехал в Москву, окруженный людьми с Украины, настроенными проуниатски, прокатолически и пролатински. Именно под их влиянием Никон провел губительную для России церковную реформу, уничтожив цвет русской элиты. Дело в том, что эпизод с Хрущевым и Брежневым это не случайность. Во времена Богдана Хмельницкого победила та сторона, которая выступала за то, чтобы присосаться к России, а сторона, которая выступала за то, чтобы присосаться к Европе, в данном случае – к Польше, проиграла. Получается, что в середине 17 века не Украина воссоединилась с Россией, а Россию присоединили к Украине. Так, например, с момента присоединения и вплоть до Екатерины II Украина вообще не платила никаких налогов в государственную казну.

Почему во все времена существования российского (а потом советского) государства Украине предоставлялись такие льготы? Дело в том, что, с точки зрения, пришедшей в середине 17 века новой элиты и по настоящее время, Украина рассматривается как колыбель всей России. После осуществления церковной реформы Никон как отработанный материал был отстранен от церковной власти своими же украинскими соратниками. Русская православная Церковь к концу 17 века была полностью уничтожена. Ее место заняли украинские иерархи – выходцы из Киево-Могилянской Академии, в которой заправляли иезуиты, а Патриарх превратился в номинальный инструмент для проведения их церковной политики. Поэтому необходимость в дальнейшем существовании Патриарха отпала, в связи с чем в 1700 году патриаршество как институт был упразднен. Воспитанники иезуитов и при Петре I продолжали определять церковную политику российского государства.

В царском правительстве практически отсутствовали русские фамилии. Примерно, около половины составляли украинские и польские фамилии, третья часть – немецкие, остальные (примерно, 20 – 25 %) – русские фамилии. Все родовые имения царской элиты находились на территории Украины или современной Белоруссии. Две трети дворянских родов к концу 18 века являлись украино-польскими. Таким образом, романовская элита была абсолютно украинизирована с полонизированным оттенком, а Россия ментально разделилась на две части: на эту самую украино-польскую элиту, с одной стороны, и русский народ вместе с остальными народами, с другой. Ментально эти две части России жили отдельно друг от друга.

Возникший впоследствии еврейский вопрос, который, несомненно, имел место быть в дореволюционной России, искусственно уводит нас от того украино-польского душка, который преследует Россию на протяжении всей ее истории, начиная с середины 17 века. Царская украинизированная элита постоянно указывала на евреев как на источник всех бед, отводя, тем самым, угрозу от себя.

В современной России во власти также открыто существует украинское лобби, несмотря на напряженные отношения России и Украины. Российские либералы, как системные так и внесистемные, не стесняясь, поддерживают майдан и открыто симпатизируют фашисткой хунте на Украине. Даже посол России на Украине Зурабов не скрывает, что является другом Порошенко. Так, например, он, как дорогой гость, присутствовал на свадьбе сына Порошенко. О какой же национальной безопасности в этом случае можно говорить? Или, например, глава пресс-службы Сбербанка РФ Миронюк, открыто поддерживает майдан на Украине и призывает к войне с Донбассом до победного конца. А глава того же Сбербанка Греф заявил, что не признает присоединение Крыма, сказав при этом, что ни одно отделение Сбербанка работать в Крыму никогда не будет, поскольку это идет в разрез с западными санкциями. В данном примере мы имеем немецко-украинский симбиоз, образованный против интересов России. Либеральное крыло в России полностью солидаризировалось с украинскими националистами. Они фактически являются их союзниками в борьбе против российской государственности.

Почему-то у нас до настоящего времени считается крамольным и неприличным затрагивать вопрос украинства в России. А почему вопрос этнического состава нашей элиты должен быть закрытым?

В начале 30-х годов 20 века местная украинская партийная элита искусственно инспирировала на Украине голодомор, вывозя лодками в Турцию зерно, обрекая людей на голодную смерть. После чего, за счет России пришлось восполнять нехватку зерна на Украине. При Сталине украинизация власти была значительно приглушена. Так, в конце жизни Сталина из 50 министров только шесть были украинцами. Это в сравнении с царской Россией было крайне мало.

В 1947 году Сталин открыл более 13 тысяч православных приходов, из которых 9 тысяч были на Украине, по 500 – соответственно, в Белоруссии и Молдавии. И дело не в том, что на Украине люди были наиболее набожными, а в том, что Русская православная Церковь – это, прежде всего, украинское детище середины 17 века. И сейчас РПЦ Московского Патриархата действует на Украине только в строго украинском формате.

Таким образом, в конце 17 века в России была сконструирована государственная матрица, которая полностью на 100 % является украинской. Данное понятие подразумевает, что Украина – это сакральная Родина нашей страны, которая освещена русской духовностью. Из этого исходили все цари, начиная с конца 17 века, и с этого исходит современное российское общество. Ущербность данной позиции выражается в том, что раз Украина является духовным ядром русской духовности, значит украинцы – это первосортный, а россияне (русские, татары, марийцы и другие) второсортный народ. Сильный удар по украинству нанес Иван Грозный, введя опричнину. Ему практически полностью удалось вычистить польско-литовский элемент с российской государственной и церковной власти и сделать сакральным центром русской духовности Москву. Разгром Иваном Грозным боярских родов касался в основном только литовских фамилий. Таким образом, Иван Грозный наносил удар не просто по боярской аристократии, а по боярской литовско-польской аристократии. Это Милославские, Раевские, Одоевские, Оболенские, Трубецкие, Вяземские и другие. У этих родов в Москве никогда не было никаких корней. До середины 17 века Киев признавался второстепенным центром русской духовности, но не главным, поскольку по представлениям того времени Киев, вместе с переехавшими в Москву Великими Князьями еще в 12 веке передал Москве сакральную власть над всей русской землей.

С середины 17 века украино-польской  элите удалось обосновать свое право на всю территорию Руси, ссылаясь на то, что Киев является колыбелью русской духовности и русского государства. Только вот с 13 века эта колыбель полностью пришла в упадок и Великие князья духовным и сакральным центром сделали Владимиро-Суздальскую, а затем и Московскую Русь. При династии Романовых сакральность Киева и украино-польская элита вновь вышли на первое место, а русский народ (вместе с другими народами) оказался второсортным быдлом. Думается, что революция 1917 года была также и духовной революцией русского народа против Романовых. Ведь, на самом деле, в феврале 1917 года русский народ не поднялся на спасение царского режима и был равнодушен к судьбе царя – помазанника божьего. Неравнодушной к Царю осталась только Русская православная Церковь, которая и по настоящее время держится исключительно на украинской основе.

Таким образом, объективно невозможно объединить в общее русское имперское пространство государство, замешанное на украинской доктрине. России, чтобы двигаться вперед, необходимо избавиться от навязанной нам с середины 17 века украинской государственной матрицы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *