Возведение «Стены скорби» в Москве — русофобская провокация Кремля

Русофобия в действииЕще два года назад Путин подписал указ о возведении в Москве мемориала в память о жертвах политических репрессий под названием «Стена скорби». То, что установка этого мемориала инициирована личным распоряжением Президента, говорит о большой заинтересованности Путина в создании подобного монумента. В ночь с 5 на 6 августа 2017 года в Москве на пересечении проспекта Академика Сахарова и Садового кольца началось возведение гигантского монумента в честь жертв политических репрессий. Он называется «Стена скорби». Его автором является идейный либерал и одиозный скульптор Георгий Франгулян. Среди так называемых творений Франгуляна были памятники Борису Ельцину в Москве и Екатеринбурге, Иосифу Бродскому, Исааку Бабелю, Егору Гайдару, а также другим персонажам либеральной ориентации. То есть политические, социальные и этнические представления этого скульптора совершенно очевидны. Очевидно и то, что в этой стене скорби он продолжает свою многолетнюю тематику, посвященную воспеванию одних, и клеймению других. Возведение «Стены скорби» посылает множество сигналов. И один из самых тревожных сигналов исходит из его названия. «Стена скорби» является калькой с известнейшего названия «Стена плача». Видимо это не случайно, поскольку и внешний облик монумента в Москве является калькой с той же «Стены плача» в Израиле. Ничего особенного авторского Франгулян не выдумал. Что же может стоять за подобного рода совпадением?

«Стена плача» в Иерусалиме – это место скорби для иудеев и всех евреев мира в память о геноциде, который устроила Римская империя еврейскому народу. Получается, что для Франгуляна и тех, кто инициировал создание монумента «Стена скорби», политические репрессии сводятся только лишь к убиению невинных евреев в советский период. Понятно, что это бред, очередная русофобская выходка и провокация Кремля, которая больше походит на экстремизм. Ведь понятно, что к сооружению под названием «Стена скорби» никогда не пойдет человек русский, который действительно скорбит по таким людям, как поэты Клюев, Клычков, Ганин, Орешин. Но нет, новый монумент, с точки зрения его создателей, не должен напоминать о них. Поэтому и подчеркивается, что это первый общенациональный монумент жертвам политических репрессий 30-х – 50-х годов. То есть отсюда полностью вырезается период 20-х годов, который по накалу, несправедливости и жестокости репрессий намного превосходил мифологизированные либералами 30-е годы. Может потому и вырезали этот период, что репрессии и геноцид, прежде всего, против русского населения и русского духовенства в 20-е годы проводили эти самые бесы в либеральном обличье, такие любимые нынешними либералами, как Троцкий и Тухачевский.

Помимо того, что так называемая «Стена скорби» — это провокация, разжигание межнациональной розни и экстремизм, это еще и ложь, потому что, на самом деле, никакого преднамеренного, специального или выборочного уничтожения евреев в 30-е годы в Советском Союзе и близко не наблюдалось. Скорее, наоборот. Представители этой национальности весьма плодотворно трудились, как на государственных должностях (как тот же Каганович или Мехлис), так и в сфере культуры. Вспомните музыку Исаака Дунаевского. Он, что врал в своих ликующих «Солнечных гимнах», не замечая уничтожения своих собственных единоплеменников? Нет, конечно. Он-то не врал. А врут именно сейчас. И кремлевская либеральная власть весьма поощряет такое вранье, инициируя создание подобных «Стене скорби» провокационных монументов.

Посыл со «Стеной скорби» и намек на геноцид еврейского народа в советский период в нынешнее историческое время представляется особенно недопустимым и опасным. Со всех сторон «цивилизованное сообщество» от США до мелких шавок вроде Прибалтики, Молдавии или Польши льет грязь на Россию, притом на протяжении всей ее истории. И в этой сложнейшей внешнеполитической ситуации по инициативе Путина в центре Москвы возводится нечто, что языком бронзы утверждает, что Советский Союз был страшным государством, которое уничтожало собственных сограждан, да еще и по этническому и религиозному признаку, и в этом смысле оно ничем не отличалось от фашистской Германии, а, следовательно, подлежит осуждению и вечному проклятью. Что это, как не провокационный подарок нашим недругам, которые мечтают уничтожить Россию? Посмотрите, как ведут себя другие страны, которые гордо чувствуют себя и в истории и в современности. Например, тот же Китай. Он, что, как Путин, много кается в репрессиях? А много ли монументов воздвигнуто в честь жертв кровавого Мао Дзе Дуна? И делает это Китай совершенно правильно. Даже, если какая-то страна и допустила в своей истории какие-то негативные проявления своего исторического бытия, она ни в коем случае не должна это тиражировать, постоянно муссировать и каяться. Это путь в тупик. Это путь к тому, что наши недруги будут показывать на нас пальцами, и говорить, что они сами признают, что они гнусны, подлы, что они убийцы.

Надо сказать, что переписывание истории на Западе стало возможно только лишь потому, что сама же кремлевская власть позволяет опошлять свою же историю. И Запад этим непременно пользуется в своих геополитических интересах. В этом ряду стоит и неумное решение о признании вины за Катынь, и увековечивание памяти польских военнослужащих якобы павших от рук кровавых НКВДшников. Но если создание Катынского мемориала, и в связи с этим, избиение собственной истории происходило в начале путинского правления, то есть в относительно спокойное время, то в нынешних условиях нескрываемо объявленной нам войны, создание мемориала «Стена скорби» выглядит не только, как провокация, разжигание межнациональной вражды, экстремизм и историческая ложь, но и как предательство национальных интересов страны.

Интересно, что начало сооружения антисталинского объекта «Стена скорби» совпало с публикацией ВЦИОМ об отношении россиян к так называемым сталинским репрессиям. И хотя мы прекрасно понимаем, что данное исследование для ВЦИОМа было неким госзаказом, который по идее должен был продемонстрировать осуждение большинством россиян репрессий, скрыть истинные взгляды россиян не получилось. Данные исследования ВЦИОМ таковы: 43 % считают, что без репрессий нельзя было сохранить порядок в стране, а 49 % убеждены, что репрессии ничем нельзя оправдать. И тогда возникает обоснованное предложение. Если общество по этому вопросу расколото пополам, и если половина общества считает, что работники НКВД – это герои, которые спасали страну, уничтожая накануне войны пятую колонну и выявляя предателей, диверсантов и вредителей, то почему бы тогда в Москве не поставить памятник герою НКВДшнику. Однако при нынешней кремлевской власти нельзя не только поставить такой памятник, но и среди многих рукопожатных высших кремлевских чиновников такой вопрос даже задавать неприлично. А вот многим русским людям такой вопрос задавать вполне прилично, поскольку среди так называемых невинно репрессированных была огромная часть действительных предателей и негодяев, начиная от Тухачевского, который реально готовил государственный переворот, и заканчивая безымянными бандеровцами и власовцами. Что, Сталин должен был их по головке погладить? Получается, что в нашей стране можно ставить памятники людям, среди которых огромное количество предателей, просто по факту (что подтверждается многочисленными историческими документами), но нельзя ставить памятники тем людям, которые боролись с предательством внутри страны и выжигали его.

Весь этот либеральный шабаш, связанный с возведением монумента «Стена скорби», происходит в год столетия Великой Октябрьской социалистической революции. Нам Путин с высоких трибун постоянно твердит, что этот год должен стать годом осмысления событий столетней давности, и это осмысление должно привести к окончательному прекращению гражданской войны, к примирению и согласию. Так неужели возведение «Стены скорби», совершенно очевидно оскорбляющей половину народа, является актом примирения и согласия? Да нет. Дело, как раз, обстоит ровно наоборот. Если этот монумент начнут обливать краской, в чем практически можно не сомневаться, это полбеды. А если там начнут взрываться бомбы и устраиваться провокации? А если при этом кто-то пострадает? Какое уж тут примирение и согласие, о котором говорит Путин? Тем самым, возведением данного монумента власть намерено занимается провокациями и намерено повышает градус ненависти в обществе.

Смотрите по этой теме статью «Стена скорби — призыв к покаянию русского народа»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *