Зачем Японии нужны Курильские острова

Курильский вопросВ феврале этого года министр иностранных дел Японии Фумио Кисида рассказал о планах Японии относительно Курильских островов в случае, если они полностью или частично станут японскими. В частности он сказал, что Япония может разместить на этой территории американские военные базы.

Сама по себе фраза о том, что Токио может разместить на Курильских островах американские военные базы, является смешной. Япония ничего не сможет разместить на этой территории, поскольку американцы, находясь на японской территории, размещаются как хотят, где хотят и когда хотят, не спрашивая разрешения у самой Японии.

Во всяком случае, то что сказал японский министр иностранных дел, говорит о действительных намерениях Японии в отношении спорных островов. Если Япония все-таки установит контроль над южными Курилами, то эти территории, соответственно, подпадут под действие американско-японского военного союза, который предусматривает размещение воинских контингентов на подконтрольных Японии территориях. Ради этого Япония, подталкиваемая США, и затевает всю эту возню по поводу так называемых «северных территорий». Только непонятно, почему российское руководство идет на поводу повестки, которая установлена исходя из интересов наших геополитических противников, и официально признает проблему Курильских островов, которая сама по себе является надуманной. Из японских информационных источников известно, что после окончательного решения вопроса южных Курил, Япония будет создавать новую повестку, а значит, и новую проблему, только уже в отношении южного Сахалина. Спрашивается, когда кремлевское руководство, наконец, прекратит реагировать на японский бред, и каждый раз идти на переговоры с японской стороной по искусственно создаваемым ею спорным территориальным вопросам.

Вся эта возня по поводу Южных Курил все больше начинает обретать конкретные очертания. Между российской и японской сторонами установлено поэтапное решение спорной территориальной проблемы. Первый шаг — это совместная хозяйственная деятельность при видимом сохранении суверенитета России над островами, что предполагает возвращение тысяч японцев на могилы своих предков. Это официально признано обеими сторонами. А неофициально, надо понимать, что любая совместная экономическая деятельность на определенной территории объективно предполагает демилитаризацию спорной территории, то есть запрещение там какой-либо военной деятельности. При этом следует отметить, что южные Курилы являются единственными теплыми незамерзающими глубоководными проливами, которые на сегодняшний день являются местом прохода российских военных кораблей и подводных лодок в Тихий океан. Без этих проливов наш флот оказывается заблокированным во внутренних дальневосточных морях. Именно эту цель и преследует США, втягивая российское руководство в созданную на пустом месте курильскую проблему.

Американцев больше всего беспокоят не столько российские военные надводные корабли, которые и так хорошо видно, сколько российские подводные лодки, которые незамеченными проходят через глубоководные южно-курильские проливы. Вопрос, по-сути дела, состоит только в одном, останется ли Тихоокеанский флот запертым в Охотском море, или же он сохранит выход на тихоокеанские просторы. Грубо говоря, разговор идет лишь вокруг этого. Пока же кремлевское руководство настаивает на совместном использовании спорных островов, но при сохранении там своего военного присутствия. Однако, как уже отмечалось, объективно трудно вести совместную экономическую деятельность на определенной спорной территории, предварительно не демилитаризовав ее, то есть, полностью запретив какую-либо военную деятельность любой стороны спора.

Таким образом, при ведении переговоров по курильскому вопросу с японской стороной России надо быть предельно внимательной, поскольку азиатский менталитет предполагает, если противник отдает часть чего-то, идя на определенные уступки, как это сделало кремлевское руководство в вопросе южных Курил, значит, он внутреннее готов отдать все, и поэтому противника, то есть Россию, надо всеми доступными способами дожимать до конца.

Та мысль, которая была понятна даже Ельцину в его сумрачном состоянии, для трезвого Путина не понятна, иначе он вообще бы не соглашался даже на обсуждение курильского вопроса как несуществующего в природе. Если Путин надеется, что, идя на односторонние уступки по южным Курилам, он вновь станет партнером Запада, то он ошибается. Уважаемым партнером для Запада он уж точно никогда не станет, поскольку Запад уважает лишь силу, заключающуюся в возможности отстаивать национальные интересы. А поскольку нынешнее кремлевское руководство даже не предприняло никакой попытки противостоять наглым территориальным требованиям японских реваншистов и их заокеанским хозяевам, то и уважать его не за что.

Угроза запереть российский Тихоокеанский флот в луже Охотского моря, которое в зимний период на три четверти замерзает, является вполне реальной. Хочется верить, что некоторые еще оставшиеся адекватные персонажи в Кремле это хорошо понимают. Сейчас ведется хоть какая-то деятельность по перемещению российских военных кораблей Тихоокеанского флота в район южных Курил, что надо было сделать уже давно.

Надо понимать, что каждый шаг в сторону так называемого совместного освоения южно-курильских островов, в итоге приведет к тому, что эти острова так или иначе со временем будут изъяты из ведения России, поскольку российские компании объективно не способны противостоять натиску японских компаний на этих отдаленных территориях, тем более, если постоянно проживающих граждан Японии на островах окажется значительно больше, чем местного русского населения.

По договору от 1956 года Японии должны были быть переданы не четыре, а только два острова, и то под гарантии того, что Япония станет нейтральным государством, и с ее территории должны будут выведены все американские военные базы. На последнее условие Япония не согласилась, поэтому договор 1956 года и не был реализован. До сих пор Япония является оккупированным государством. Российское руководство, ведя переговоры по Курильским островам, даже не предъявляет никаких претензий Японии, предусматривающих ее внеблоковый статус, а идет лишь на односторонние уступки, заручившись некими японскими инвестициями в российский Дальний Восток. Таким образом, Хрущев действовал по формуле «Территория в обмен на нейтральный статус Японии», а нынешнее кремлевское руководство по формуле – «Территория в обмен на инвестиции».

Путин последовательно, год за годом пытается толкнуть Курильские острова японцам, и все признаки этого, как на дипломатическом, так и на пропагандистском фронте, на лицо. Договор о совместной хозяйственной деятельности и ликвидация пограничной зоны на южно-курильских островах лишний раз подтверждают этот факт. Все шаги Путина в курильском вопросе ведут только к этому. На центральных каналах российского телевидения курильская тема не обсуждаема, поскольку с точки зрения Кремля она широкой российской общественности не интересна. О чем российское руководство договаривается с японской стороной в центральных российских СМИ, не афишируется.

Однако в российском сегменте интернета на эту тему ведется активная дискуссия, а, значит, широкой российской общественности эта тема все-таки интересна. Русских людей не может не волновать судьба Курильских островов, доставшихся нам от наших предков. Даже частичная потеря суверенитета над Курильскими островами в виде так называемого совместного использования этой территории, несомненно, означает геополитическое поражение России. Причем никаких объективных причин отказываться от суверенитета нал южными Курилами у России не существует. Кремлевское руководство по каким-то, только ему известным причинам, идет на странные односторонние уступки в пользу наших геополитических врагов.

Каждому человеку, будучи в здравом уме, понятно как день, что никакого совместного управления южными Курилами быть не может в принципе, поскольку на этой территории нет каких-либо хозяйственных ресурсов, которые надо серьезно осваивать. Все, что там может быть, это лишь будущие японские предприятия с японским обслуживающим персоналом, который по характеру своей работы будет постоянно и законно проживать на спорной территории, составляя конкуренцию местному малочисленному русскому населению. Следовательно, договоренность о совместной хозяйственной деятельности, это, по-сути, естественный путь к отторжению этой территории от России. Это хорошо понимает японская сторона. По этой причине она и не предъявляет к Кремлю никаких претензий по условию о совместной деятельности, понимая, что это лишь первый шаг к достижению цели по установлению полного суверенитета над спорными островами. Конечно, Японии хотелось бы получить все и сразу, но и она понимает, что быстрая передача островов может вызвать возмущение российской общественности, и, тем самым, сорвать достижение вожделенной цели. А это значит, что процесс передачи островов, по мнению обоих сторон, должен быть постепенным, ползучим и максимально скрытым.

Вопреки мнению Кремля курильский вопрос интересует всю патриотическую часть России, поскольку от решения этого вопроса, напрямую, зависит, в каком геополитическом положении мы окажемся. Все эти кремлевские временщики когда-нибудь уйдут. Однако нас всех волнует вопрос. Какая Россия останется, и останется ли она вообще, после 25-летнего ельцинско-путинского погрома?

Все разговоры о статусе Курил это стремление перекрыть военные возможности России противостоять Западу с востока. Такими вещами, как обсуждение статуса Курил, чем в настоящее время и занимается кремлевская либеральная власть, не шутят. Такими вещами нельзя торговать. Такими вещами нельзя прикрываться каким-то вопросом о совместной хозяйственной деятельности. Самым лучшим выходом из сложившейся ситуации было бы полное прекращение со стороны России обсуждения с Японией каких-либо территориальных вопросов в виду незаинтересованности со стороны России. Однако кремлевская власть делает все, чтобы продолжать чесать этот чирей.

Японское руководство, чтобы как-то раздуть несуществующую курильскую проблему, подсовывает нам абсурдную идею заключения некоего мирного договора. Путин также горячо поддерживает идею заключения с Японией мирного договора, считая его отсутствие главным препятствием российско-японских отношений. Однако мирный договор с Японией это блеф. Никакой мирный договор спустя 70 лет после войны уже не нужен, поскольку если стороны между собой давно не воюют, ситуация, так или иначе, уже сложилась.

Слова министра иностранных дел Японии о размещении на южных Курилах американских военных баз говорит о том, что японская сторона открыто выложила карты на стол, выражая свои действительные намерения относительно «спорных территорий». Это лишний раз доказывает, что обе стороны прекрасно понимают, о чем идет речь. Понятно, что фактически ни о какой совместной хозяйственной деятельности, как это было официально заявлено, речь не идет. А речь идет о передаче южно-курильских островов в том или ином виде под юрисдикцию Японии, а, значит, и под американскую оккупацию. Поэтому переговоры с Японией по курильскому вопросу, кроме как потерь для России, к ничему хорошему привести не могут.

Курильские острова

Курильские острова

Курильские острова

 

Смотрите статьи по этой теме:

«Заключение мирного договора с Японией — это пересмотр итогов Второй мировой войны»

«Суверенитет России над Курильскими островами поставлен под угрозу»

«Нужен ли России мирный договор с Японией»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *