Заключение мирного договора с Японией — это пересмотр итогов Второй мировой войны

Отношения с ЯпониейС подписанием мирного договора Япония увязывает требование о передаче ей четырех курильских островов. Открыто пойти на это кремлевская власть не может, поскольку народ не поймет такую щедрость Путина, и вполне справедливо расценит это, как пощечину национальным интересам России. И Путин это чувствует. Поэтому между российской и японской сторонами установлено поэтапное решение спорной территориальной проблемы. Первый шаг — это совместная хозяйственная деятельность при видимом сохранении суверенитета России над островами, что предполагает экономическое освоение японцами Южных Курил и возвращение тысяч японцев на могилы своих предков. Это официально признано обеими сторонами. А неофициально, после первого этапа ползучей экономической экспансии японцев на острова должен наступить второй этап – констатация факта преобладания японских экономических компаний и японского населения над российским, и, следовательно, возможность закрепления соответствующего политического статуса над этими островами согласно сложившейся реальной действительности.

Путин сумел убедить японского премьер-министра Синдзо Абэ в том, что нет необходимости в установлении прямого политического контроля Японии над Южными Курилами. На первом этапе он предложил Японии экономически осваивать острова и вводить туда свой бизнес, ну а политический контроль Японии над островами – это вопрос формальный. На этом стороны и сошлись. Таким образом, за подписание мирного договора кремлевская власть дает Японии преференции в развитии японского бизнеса на Курилах и Сахалине.

Данная позиция Путина является не только чрезвычайно рискованной, но и заведомо ущербной. Достаточно обратиться к мировой истории, чтобы понять, что любая колонизация начинается, прежде всего, с прихода торговцев, а уж потом приходят солдаты. Кроме того, следует знать, что любая совместная экономическая деятельность на определенной территории объективно предполагает демилитаризацию данной территории, то есть запрещение там какой-либо военной деятельности. При этом надо отметить, что южные Курилы являются единственными теплыми незамерзающими глубоководными проливами, которые на сегодняшний день являются местом прохода российских военных кораблей и подводных лодок в Тихий океан. Без этих проливов наш флот оказывается заблокированным во внутренних дальневосточных морях.

Следует напомнить, что Япония входит в число государств, установивших экономические санкции против России. Следовательно, Япония де-факто является государством недружественным и санкции отменять не собирается. Японцы публично заявляют, и не скрывают того, что вслед за экономическим освоением Курильских островов, они собираются эти острова вернуть. Отсюда понятно, что пустить на Курилы японский бизнес означает усилить позиции Японии в реализации процесса по возвращению ей островов. Японцы рассчитывают на то, чтобы сначала экономически переориентировать Курильские острова и Сахалин с России на Японию, а следующим шагом останется закрепление соответствующего политического статуса над этими территориями.

Кремлевские пропагандисты оправдывают решение Путина допустить японские компании на Курилы необходимостью заключения с Японией мирного договора. Однако необходимость подписания мира с Японией – это миф, поскольку Япония после Второй мировой войны, впрочем, как и Германия, подписала безоговорочную капитуляцию на условиях стран победителей. И поэтому никакого специального мирного договора с Японией не требуется, так же, как и не требовалось заключать мирного договора с поверженной Германией. Никто с Германией после ее безоговорочной капитуляции специального мира не подписывал. Капитуляция означает, что капитулировавшая сторона соглашается на все условия и предложения, которые ей предлагает победившая сторона. Капитуляция – это вовсе не соглашение сторон о некоем консенсусе. Поэтому Курильские острова, как и Сахалин, после 1945 года по праву являются российскими. И тут, казалось бы, надо твердо поставить точку и завершить всякие дискуссии по этому вопросу. Но этого, к сожалению, не делается.

Юридических аргументов о том, что Южные Курилы являются российской территорией, вполне достаточно, и их можно предъявить в огромном количестве. Стоит ли вообще говорить о мире с Японией, и какие здесь позиции России? Еще в феврале 1945 года на Ялтинской конференции были достигнуты договоренности, подписанные представителями США и Великобритании. В соответствии с этими договоренностями Советский Союз обязывался вступить в войну с Японией не позднее, чем через три месяца после окончания войны с Германией. Одним из условий вступления Советского Союза в войну против Японии была передача южной части Сахалина и Курильских островов Советскому Союзу, что и было запротоколировано я Ялтинских соглашениях. Если бы этого условия не было, то вступление СССР в войну с Японией было бы под большим вопросом.

Следующим шагом закрепления южного Сахалина и Курильских островов за Советским Союзом была Потсдамская декларация, принятая в июле 1945 года. В ней говорилось, что суверенитет Японии ограничивается четырьмя островами: Хонсю, Хоккайдо, Кюсю и Сикоку. О Курильских островах там не сказано ни слова. Таким образом, согласно Потсдамской декларации все остальные территории, расположенные вне этих четырех островов, Японии более не принадлежат.

В подписанном в январе 1946 года главнокомандующим союзных держав Дугласом Макартуром меморандуме было закреплено следующее положение: «Японскому императорскому правительству предписывается прекратить осуществление государственной власти в любом районе вне Японии. Территория Японии определяется в составе четырех островов: Хоккайдо, Хонсю, Кюсю и Сикоку, исключая острова Тисима (Курильские острова), группа островов Хабомаи, а также остров Сикотан (Шикотан)».

После внесения данного положения в меморандум, казалось бы, вопрос о Южных Курилах должен быть окончательно закрыт, поскольку  в этом документе была четко прописана принадлежность всех курильских островов Советскому Союзу. Надо сказать, что лишь после подписания этого меморандума (и не раньше) была образована Южно-сахалинская область, вначале в составе Хабаровского края, а затем, как самостоятельная Сахалинская область в составе РСФСР.

Вышеуказанные документы являются далеко не полным перечнем документов, обосновывающих правовые аспекты принадлежности Курильских островов России, хотя и этого было бы достаточно. Так, статья 107 Устава ООН говорит о следующем: «Настоящий Устав ни в коей мере не лишает юридической силы действия, предпринятые или санкционированные в результате второй мировой войны несущими ответственность за такие действия правительствами, в отношении любого государства, которое в течение второй мировой войны было врагом любого из государств, подписавших настоящий Устав, а также не препятствует таким действиям».

Это означает, что Германия и Япония в основополагающих актах ООН определялись, как враждебные государства, развязавшие Вторую мировую войну. По отношении к ним должны применяться все те акты, которые были приняты странами победителями в отношении этих государств. Таким образом, все вышеуказанные акты были легитимизированы в Уставе ООН. А, следовательно, принадлежность России Курильских островов и южной части Сахалина было закреплено ни где-нибудь, а в Уставе ООН со ссылкой на соответствующие акты.

Статья 103 Устава ООН говорит о приоритетности Устава ООН к любым другим международным договорам. Если вдруг окажется, что подписан какой-нибудь международный договор, например, мирный договор между Россией и Японией, противоречащий нормам Устава ООН, который в свою очередь отсылает к актам, принятыми странами победителями во Второй мировой войне, то такой договор не будет иметь юридической силы. А затеваемый Президентом России Путиным и премьер-министром Японии мирный договор противоречит, как акту о безоговорочной капитуляции Японии, так и Ялтинским соглашениям, Потсдамской декларации и меморандуму главнокомандующего союзных держав. Поэтому такой мирный договор с Японией не будет иметь никакой юридической силы. Может нынешнее кремлевское либерально-олигархическое руководство в угоду западным «партнерам» и признает этот мирный договор, но национально ориентированное правительство, которое неизбежно придет на смену кремлевским временщикам, ни при каких обстоятельствах никогда не признает юридическую силу этого изначально ничтожного акта. Сам акт о безоговорочной капитуляции Японии автоматически делает юридически ничтожным мирный договор какой-либо из стран победителей с Японией. Но, несмотря на это, США в 1951 году пошли на заключение с Японией заведомо юридически ничтожного мирного договора.

Нынешние российские либеральные историки упрекают Советский Союз в том, что он в 1951 году не подписал Сан-францисский мирный договор с Японией. Дело в том, что в это время США в рамках начавшейся холодной войны начали геополитическую игру, направленную на ослабление Советского Союза. Американцы, в противоречие Уставу ООН, стали поднимать тему подписания мирного договора с Японией. Напомним, что с Германией, как со страной капитулировавшей, мирного договора никто не заключал. И это правильно, поскольку акт о безоговорочной капитуляции Германии полностью отменял юридическую необходимость таких договоров. Тем не менее, в 1951 году в Сан-Франциско был заключен сепаратный мирный договор между союзниками и Японией. Советская делегация, хотя и присутствовала на конференции, но подписывать договор отказалась, ссылаясь на то, что, во-первых, он противоречит статье 107 Устава ООН, а, во-вторых, на то, что на данную конференцию не пригласили представителей Китая. Даже, несмотря на всю юридическую ничтожность подписанного в Сан-Франциско мирного договора с Японией, в нем был указано, что Япония отказывается от всех прав на Курильские острова (включая острова Шикотан и Хабомаи), и ту часть Сахалина, которые Япония прибрела по Портсмутскому мирному договору от 5 сентября 1905 года. Таким образом, Япония, как минимум, отказывалась от своих прав в отношении островов курильской гряды.

Через некоторое время позиция Японии поменялась. Она заявила, что острова: Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи не относятся к островам курильской гряды. Иными словами, эти острова не имеют никакого отношения к Курильским островам. И сегодня это главный аргумент, почему Япония предъявляет территориальные претензии к России.

Огромный ущерб внешней политике Советского Союза нанес Хрущев. Он на пустом месте затеял дискурс на тему «острова в обмен на мирный договор». В результате советско-японских переговоров в 1956 году была принята совместная декларация, в соответствии с которой после подписания мирного договора Советский Союз передает Японии два острова: Шикотан и Хабомаи. Но сразу же после подписания совместной декларации на Японию началось давление со стороны США, которые настаивали на том, чтобы Япония потребовала от Советского Союза, кроме двух островов, еще два острова: Кунашир и Итуруп. Если же Япония пойдет на версию, предусмотренную совместной декларацией – два острова в обмен на мирный договор, то в этом случае США угрожали Японии аннексией Окинавы. Таким образом, шантаж со стороны США подтолкнул Японию отказаться от заключения с Советским Союзом мирного договора. Спустя некоторое время Советский Союз также заявил о том, что не считает возможным подписание мирного договора, и объявил вопрос о Курильских островах навсегда закрытым.

Казалось бы, тема, наконец, закрыта. В 70-е годы Советский Союз никак не реагировал на территориальные претензии Японии, ссылаясь на то, что проблемы Курильских островов для Советского Союза не существует. При этом на все претензии японской стороны по вопросу Курил Советский Союз отсылал ее к Уставу ООН, где все было сказано предельно четко и ясно. Таким образом, СССР категорически отвергал саму постановку данного вопроса. А это принципиально важная позиция, поскольку, если признать само существование темы территориальных споров, то за этим неизбежно последуют соответствующие позиции сторон.

В 1991 году Горбачев во время своего визита в Японию публично произнес, что территориальная проблема между Советским Союзом и Японией существуют. В 1993 году Ельцин подписал Токийскую декларацию, в которой говорилось о том, что стороны выражают стремление к решению территориальной проблемы. Таким образом, в Токийской декларации было не только обозначено существование территориальной проблемы, но и отмечено, что российское правительство ищет варианты решения этой территориальной проблемы.

При новой российской власти министр иностранных дел Сергей Лавров в преддверие визита Президента Путина в Японию в 2004 году заявил, что Россия признает совместную декларацию 1956 года и на основе ее готова вести территориальные переговоры с Японией. Президент Путин поддержал позицию Сергея Лаврова и заявил о том, что Россия будет выполнять взятые Советским Союзом обязательства, предусмотренные совместной декларацией 1956 года. И в 2005 году Путин выразил готовность разрешить территориальный спор в соответствии с декларацией 1956 года, то есть передать два острова Японии в обмен на заключение мирного договора. Но оказалось, что Японию эта позиция не устраивает. Она потребовала от России передать ей четыре острова, а не два. Эта жадность японцев тогда и спасла два русских острова от передачи их Японии. Надо сказать, что кремлевская продажная власть была готова передать Японии все четыре острова, но Путин в то время побоялся это сделать, поскольку он планировал в дальнейшем длительное и счастливое царствование с громким титулом «спасителя Отечества». Ничем необоснованная позиция уступок со стороны кремлевского руководства лишь увеличивала аппетиты японских реваншистов, тем более, что незадолго до этого Путин безвозмездно и в знак доброй воли передал Китаю 337 квадратных километров российской территории. А чем японцы хуже?

Как шел процесс искусственного развития так называемой территориальной проблемы? Сначала японцы навязали российской стороне вопрос о необходимости заключения мирного договора. Хотя какой мирный договор? Есть же акт о капитуляции Японии. Как только российское руководство признало необходимость заключения мирного договора, японская сторона сразу же связала этот вопрос с наличием так называемой территориальной проблемы. Хотя какие территориальные проблемы? Все четко и ясно определено международными актами, положениями о послевоенном устройстве и Уставом ООН, в соответствии с которыми никаких территориальных проблем между Россией и Японией в природе не существует. Эти проблемы находятся лишь в головах кремлевских политиков. Но, тем не менее, вопреки действующим международным актам, российское руководство признало наличие с Японией территориального спора. А за этим с необходимостью последовал следующий шаг. Раз территориальный спор существует, то, следовательно, его надо решать. Следующий шаг – «Россия готова на определенные территориальные уступки». И понятно, что это не могло не воодушевить японские реваншистские круги.

Сейчас в Японии развернулась картографическая война, в которой в различных форматах рисуют карты, где не только Курильские острова, но и Сахалин окрашены в японские цвета. Так, во всех японских справочниках в общую площадь Японии включаются Курильские острова, как будто они де-юре уже являются японскими. Но есть в Японии и ультраправые, которые говорят о том, что под «северными территориями» понимаются  не только Курильские острова, но и весь российский Дальний Восток, включая Приморье, Камчатку, и вплоть до Байкала. Возрождение милитаристских планов Японии в духе 30-х годов не является такой уж фантастической мыслью, учитывая то, что японцы сохранили почти все свои традиции в нетронутом виде. Да и американцы постараются накачать Японию военной мощью, чтобы противостоять растущему влиянию Китая на Дальнем Востоке.

Курильский территориальный спор

 

Смотрите статьи по этой теме:

«Зачем Японии нужны Курильские острова»

«Суверенитет России над Курильскими островами поставлен под угрозу»

«Нужен ли России мирный договор с Японией»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *