Истоки европейских ценностей

Вы когда-нибудь задумывались, почему одни люди делают из других людей мыло? Почему одни люди вырезают снежинки, а другие вырезают население. Почему мир такой жестокий? Герника, Дрезден, Хиросима, Дахау, Освенцим, конкиста, гетто, резервации, Ленинград. Мир не жестокий. Это западный мир жестокий. Он всегда таким был. Давайте рассмотрим истоки европейских ценностей.

300 лет назад улицы городов Европы пахли нечистотами и смрадом гниющих тел. Мясники забивали скот прямо на тротуарах. Там же потрошили туши, разбрасывая кишки и сливая кровь на дорогу. Тут же стояли огромные чугуны с мочой. Ее собирали хозяйки для стирки. Из окон домов смотрели изуродованные оспой, лепрой или сифилисом голодные лица. Смотрели не через стекла, а через натянутые на окна бычьи пузыри.

Европейцы питались грубыми растениями, горохом, репой, древесной корой, мукой из стертых костей животных. Многие никогда не пробовали хлеб. Даже богачи не всегда могли наесться. А уж если кому перепадала свинина, это был повод для большой гордости. Ее вешали на видное место.

Из десяти детей тогда выживало двое-трое, а бывало, что и никто. При первых родах умирало треть женщин. Во рту европейцев хозяйничала цинга. Но вот странно. Именно гнилой пахнущий рот считали привлекательным. Болезненность, обмороки, плохие зубы считались признаками голубой крови, а здоровые зубы старались прятать, поскольку было неудобно перед людьми кичиться своим холопским происхождением.

Европейцы жили в потемках. Величественные придворные балы, которые мы видели в кино, на самом деле были полутемными душегубками, где потные беззубые люди, переступая фекалии, хватали со столов еду. В помещениях был спертый воздух из-за гроздьев свечей, которые коптили стены и выжигали кислород. Отсюда, скользящие от рвоты полы. В домах обычных людей полы были земляные, и пахло в них клопами. Постельные вампиры свисали с потолков гроздьями. Балдахины над кроватями вешали вовсе не от комаров. Кто жил в Италии знает, спасения от клопов нет. Эти ребята съедят Вас вместе с матрасом. Дома в тогдашней Европе – это клоповники. У клопов чрезвычайно тонкое обоняние. Поэтому во избежание укусов надо натираться духами. От этого запаха клопы бегут. Но вскоре, превозмогая отвращение, возвращаются сосать тело с еще большим ожесточением, чем прежде.

Испанская королева Изабелла мылась лишь два раза – при рождении и на свадьбу. Английский герцог Норфолк вообще не мылся. Его тело покрывали гнойные струпья. Французского короля Людовика XIV мытье привело в такой ужас, что он зарекся когда-либо лезть в воду. Это о нем торжественно писали: «Их Величество смердит, аки дикий зверь».

Все в Европе знали, что мыться вредно. В руководстве учтивости прямо запрещалось умываться водой. Считалось, что водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры. Поэтому вода может вызвать болезни или смерть (Manuel de Civilite, 1782 год). Оказывается, по мнению тогдашних европейских медиков, в чистые поры могут проникнуть трупные частички и инфекции. И все же иногда в лечебных целях приходилось отмачиваться в ванной. К этой процедуре тщательно готовились, и накануне ее ставили клизму.

Крестьяне, как ни странно, мылись чаще. Роль ванны выполняла большая бочка, наполненная горячей водой. Первым мылся хозяин. Потом в той же воде мылись сыновья. Потом остальные мужчины. Потом женщины, А потом и дети. Младенцев купали последними. К тому моменту вода уже была такой мутной и грязной, что в ход пошла поговорка «Das Kind mit dem Bade ausschutten» (выплеснуть воду вместе с ребенком).

Со вшами европейцы боролись пассивно, например, с помощью палочек-чесалочек. Женщины натирали волосы чесноком. Под парик клали блохоловку, внутри которой находилась тряпочка, смоченная медом и кровью. В приличном обществе без такой блохоловки не появлялись. Живыми блохоловками служили собачки и другие зверьки. Их носили на руках, в карманах или засовывали под тяжелые юбки. У зверей температура тела выше, и они в отличие от дам ловят блох зубами. Кроме этого женщины на руке или возле шеи носили блошиный мех, где по замыслу должны собираться вши, откуда их потом можно вытрясти. Но гораздо эффектнее выглядели дамы с чучелом горностая. При этом голову чучела украшали драгоценными камнями и золотом.

Западные нравы

Во время обеда высоких персон обязательно присутствовал специальный паж-блохолов. Пока все ели парфе, он изящно снимал с гостей вшей. Педикулез – это не шутки. От вшивости действительно умирали.

Французский врач де Мерибель (XVIII век) писал: «Если подмышки воняют козлом, то их следует натирать розами». Европейские богачи спасались от вони с помощью надушенной тряпочки, которой протирали тело. Подмышки и пах рекомендовалось смачивать розовой водой. Под одеждой носили мешочки с пахучими травами. Кстати, белье меняли часто. Считалось, что оно впитывает всю грязь, и тело остается чистым. Влекущие запахи естественных женских выделений использовали как духи, которыми девушки смазывали кожу за ушами и на шее, чтобы приманивать жертву.

Европейские красотки пили уксус, чтобы получить приятный мертвенный цвет лица. Загар считался уделом нищебродов. Собачьей мочой обесцвечивали волосы. Проблемы с облысением решали так. Волосы не мыли, а посыпали мукой, как бы подкармливали, или мазали салом. Представьте, давно немытые пакли, которые постоянно посыпают мукой. В таких прическах, особенно у дам, нередко заводились мышиные гнезда.

Невероятно, но русские бани, даже в самые дремучие времена, были основой быта славян. Русские бани вызывали ужас и изумление иностранцев, специально приезжавших поглазеть на это дьявольское зрелище. Наши предки мылись всегда. В следующий раз, когда Вас, как котенка, будут макать в позорную историю «немытой России», подумайте, чья история зиждется на культуре здоровья, любви и веры, а чья на мышиных гнездах.

Западные нравы

Вы когда-нибудь бывали в Архангельском музее смерти? Правильно. Не бывали. Его там нет. Зато он есть в итальянском Палермо. Странно как-то, ламинировать мертвых детей и, как цирковых обезьянок, за два пятака показывать прохожим.

Западные нравы

Западные нравы

А заходили ли Вы в Киевскую церковь на костях? Правильно. Не заходили. В Киеве нет церкви на костях. Зато она есть в Милане.

Западные нравы

Западные нравы

Если бы все эти мертвые люди ожили и взялись бы за руки, закручивая веселый хоровод, они могли бы спеть душещипательную песню о европейских ценностях. Но европейские ценности – это страшная сказка.

Гигиену в Европе жестко подавляла Церковь. Мытье ставили в один ряд с гаданием и шествием ряженных. Мытье в Европе считалось уродливым пережитком язычества. Фраза «Был замечен принимающим баню» стала обычной в отчетах инквизиции, как несомненное доказательство в ереси. Пасторы призывали ходить в рванье и никогда не мыться. И только так можно достичь божественной чистоты. Более того, мытьем можно нечаянно смыть с себя святую воду, которой окропляют при крещении. Грязь и вшей считали особым признаком святости. Монахи смотрели на чистоту с отвращением, а вшей называли жемчужинами Божьими и считали признаком духовности. Многие европейцы гордились тем, что вода никогда не касалась их ног. Тело, в отличие от души, временное, а поэтому мыть его невыгодно.

Западные нравы

Типичный европеец XVIII века

Более полезным занятием считалось умерщвление плоти. На голое тело одевали вериги – железные приспособления, которые носили, чтобы усмирить плоть.

Западные нравы

Одевали железные шляпы, железные подошвы, продетые через кожу железные майки. Тело под такими веригами быстро мариновалось и гнило. Людовик Святой Жуанвиль говорил: «Плоть – это омерзительное одеяние души. Когда человек умирает, он излечивается от проказы, каковой является его тело».

В Европе вплоть до XIX века не знали отхожих мест. В волшебных дворцах Версаля и Реймса гадили прямо на лестнице. Придворные и короли просто усаживались на пол или специальный подоконник. Как пишет в своих мемуарах де Сен-Симон: «Придворные дамы Версальского дворца прямо посреди разговора (или мессы в соборе) вставали и непринужденно, в уголочке, справляли нужду». В продвинутом европейском замке туалетов не было. Все вываливали под окна. Оборудовать толчки или просто бегать в парк, даже в голову никому не приходило. В то время диарея, беспощадная и неумолимая, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно, была обыкновенным следствием безобразной пищи. Регулярный стул современного человека показался бы им демоническими проделками. Когда один замок заванивался, королевский двор переезжал в другой. И так постоянно.

Туалет горожан не сильно отличался от королевского. Ночные вазы спокойно опорожняли в окна на головы прохожих ротозеев. Широкополые шляпы изобрели в XVII веке специально для защиты от фекалий. После того, как Людовика IX облили дерьмом, парижанам разрешили сливать отходы в окна только после того, как они предварительно трижды крикнут «Поберегись!». Скворечники на стенах домов – это вовсе не сторожевые башенки для лучников, а сортиры с отверстиями системы «очко», где испражнения стекали не в выгребные ямы, а падали на головы зевак.

Западные нравы

Отдельные экзотические прототипы унитазов были лишь забавой. Так сэр Херингтон порадовал английскую королеву занятной вещицей – ватерклозетом, привезенным из Китая, где такой ватерклозет использовался уже две тысячи лет. Над изобретением посмеялись, как над безделушкой, продолжая опорожнять горшки в окна.

Улицы городов Европы мыл и чистил единственный дворник – дождь, который в то же время считался господним наказанием. Дожди вымывали укромные места, и по улице неслись бурные потоки, а иногда и реки, нечистот. Все это стекало в помойные рвы. Если в помойный ров падал человек, а это бывало часто, то бедняга был обречен.

А вот как выглядел не мифический, а реальный европейский рыцарь. Заросшее, немытое и обезображенное оспой лицо. Под шлемом, в свалявшихся грязных волосах и в складках одежды, копошились вши. Изо рта рыцаря так сильно пахло, что для современных женщин было бы испытанием не только целоваться с ним, но даже стоять рядом. Зубы тогда не чистили, а ели рыцари все подряд, запивая кислым пивом, и зажевывая для дезинфекции чесноком. Во время походов рыцарь киснул в латах сутками. Снять их при всем желании без специальной помощи невозможно. Распаковка рыцаря занимала около часа. Историки восхищаются, как солдаты Салахаддина так легко находили христианские лагеря. Оказалось, по запаху.

Каннибализм в Европе еще в XVIII веке был в порядке вещей. Священники пили детскую кровь, жиром казненных лечили эпилепсию, а сушеные трупы (мумии) поедали, как таблетки. Аптеки были забиты человечиной. В дело шло все – от макушки до пальцев ног. Например, английский король Карл II регулярно пил настойку из черепов. Папа Иннокентий VIII пил кровь, которую сцеживали в местах публичной казни. Там же толпились  и эпилептики. Их исцеляла кровь, брызгающая при отлетании головы. Кровью в Европе лечили все. С умерших казненных разрешалось брать жир, который, как крем, втирали при кожных заболеваниях.

Особенно масштабным было поедание мумий. На этом рынке работали целые корпорации. Спрос на мумие был колоссальным. Затвердевшую массу счищали с затвердевших черепов и остатков костей, выскабливали с полостей тела. Туда же шли трупы преступников и тела бомжей. Мертвецов сушили на солнце до состояния мумии. Спрос на вяленных людей зашкаливал. Из могил выкапывали тела, расчленяли и вываривали в котлах, пока мышцы не отделялись от костей. Маслянистая жидкость капала из котла, разливалась в пузырьки и уходила за большие деньги. В то время даже существовала инструкция по правильному приготовлению человеческого тела. В ней говорилось: «Возьмите чистый труп, желательно молодого человека, казненного не ранее одного дня назад, предпочтительно через повешение, колесование или посажение на кол. Подержите его одни сутки под солнцем и луной. Затем плоть нужно подержать несколько дней в вином спирте, а потом подвесить его в тенёчке и высушить на ветерке. Поскольку внешний вид трупа неотвратно вызывает тошноту, хорошо бы месяц вымачивать мумию в оливковом масле. Затем разрежьте труп на крупные куски и посыпьте порошком алоэ, чтобы он не был горьким».

В 1944 году русский летчик Александр Мамкин над подбитом горящем штурмовике вывез из немецкого оккупационного гарнизона под Полоцком 13 детей, которым угрожала смерть. Он отказался покидать рассыпающийся самолет с детьми и сумел его посадить. Ноги Мамкина обуглились до костей, а летные очки вплавились в лицо. Так воевали русские люди, шокированные плотоядной жестокостью немцев, которые морили голодом города, перерабатывали пленных на мыло, кожу и удобрения. Ведь утилизация человека не была для фашистов открытием. Буквально на 150 лет ранее все это было в Европе нормой. Немцы шли нас, пещерных дикарей, освобождать, и, наверное, долго удивлялись, когда вместо радостных приветствий пришлось отгребать от советских танков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *