Междоусобная война кремлевских кланов за сжимающуюся кормушку

Задержание Улюкаева15 ноября был задержан министр экономического развития России Алексей Улюкаев. Как пишут СМИ, он был задержан в офисе Роснефти при получении взятки в размере два миллиона долларов. Если это так и в стране идет непримиримая борьба с коррупцией, то мы все можем это только приветствовать. Но все же смущают некоторые детали.

Каким образом федеральный министр, находящийся во власти более 20 лет, додумался требовать взятку от близкого соратника Путина, да еще и забирать ее лично в офисе государственной компании? Почему размер этой взятки более чем скромен для такого уровня? Для чего Улюкаеву, человеку, мягко сказать, не бедному, рисковать свободой и положением ради 130 миллионов рублей? Раз у нас и правда идет широкая борьба с коррупцией, то почему не возникает вопросов к бывшему министру обороны Сердюкову? Думается, что задержание Улюкаева является лишь одним из эпизодов борьбы кремлевских кланов, по итогам которой кто-то может получить еще большую часть тающего на глазах бюджетного пирога.

Те версии, которые были представлены на суд публики о том, что Улюкаев якобы вымогал два миллиона долларов за совершение технических действий по уже принятому в Кремле политическому решению, касающемуся судьбы Башнефти, выглядят неубедительными. Здесь и сумма взятки вызывает совершенно законное подозрение, и мотивы действий Улюкаева не совсем понятны. Довольно глупо выглядит утверждение о том, что Президент Путин и премьер Медведев были в течение года в курсе коррупционных дел Улюкаева. Если Президенту или премьеру сообщают, что его министр вор и взяточник, то нормальная реакция адекватного руководителя должна быть однозначной – немедленное смещение этого человека с должности. И не надо в этом случае в течение года выжидать у моря погоды. Держать целый год человека на посту министра, в отношении которого ведется коррупционное расследование, выглядит откровенным бредом.

Детали задержания Улюкаева могут менее конспирологично объяснить действительные причины его удаления от бюджетной кормушки. Следственный Комитет пояснил, что к расследованию о деле Улюкаева была привлечена служба безопасности Роснефти, которая принимала участие во всех следственных мероприятиях, включая задержание Улюкаева. Это как раз и вызывает вопрос о том, кто у кого работал на подхвате, Следственный Комитет и ФСБ у Роснефти, или наоборот.

На самом деле ситуация выглядит банально простой. В настоящее время кремлевская элита (путинское окружение) состоит из двух непримиримых группировок. Это потомственная либеральная элита, доставшаяся Путину по наследству еще с ельцинских времен, куда входил и Улюкаев, а также худородные выскочки, составляющие сейчас современную путинскую либеральную элиту. Понятно, что те люди, которых привел с собой Путин, воспринимаются старой либеральной элитой как выскочки. Тем более охранники, массажисты и однокашники Путина, которые повсеместно назначаются на важные государственные должности, рассматриваются старой элитой крайне некомплиментарно.

Между старой потомственной либеральной элитой и новой либеральной элитой отсутствуют какие-либо принципиальные разногласия по поводу разграбления и уничтожения страны. И те и другие как могут уничтожают Россию с вполне похвальным рвением и умением. Но по поводу распределения бюджетных доходов между ними существует жесткое противоречие. До тех пор, пока в стране была более менее стабильная ситуация, связанная с высокими ценами на энергоносители, конфликты между этими группировками решались где-то в аппаратных недрах вдали от посторонних глаз. Однако сейчас в стране управленческий кризис, который носит системный и всеобъемлющий характер. Административная система трещит по швам и не в состоянии справиться с наваливающимися на нее проблемами. В этой ситуации те проблемы и те разногласия, которые раньше решались кулуарно под ковром, неизбежно начинают всплывать в публичном пространстве.

Судя по всему, руководителю Роснефти и близкому человеку Путина Сечину, который относится к новой либеральной элите, не понравилось то противодействие, которое оказывали ему правительственные структуры в отношении приобретения Башнефти. Задержание Улюкаева со всеми смехотворными обвинениями является ударом не столько по самому Улюкаеву, сколько по тем структурам, во главе которых стоит Дмитрий Медведев. В этой ситуации у Медведева остается только два рациональных выхода. Сделать вид, что все идет как надо, и он в курсе происходящего, либо начать защищать своего министра. В любой другой стране нормальный премьер-министр никогда не допустит такой ситуации, когда ключевой министр обвиняется в коррупции. Либо он его должен публично защищать, либо уйти в отставку, как должностное лицо, допустившее такую позорную ситуацию. Однако Дмитрий Медведев сделал вид, что все в порядке, что так все должно и быть, и он в течение года был в курсе событий. Мало того, Медведев заявил, что он эту ситуацию неоднократно обсуждал лично с Президентом.

Видимо здесь произошла аппаратная склока, в которой Сечин, безусловно, выиграл, продемонстрировав то, что он является лицом неприкасаемым, а также то, что он способен направлять действия любых спецслужб нашей страны, которые при разработке плана задержания Улюкаева работали на подхвате у службы безопасности Роснефти. По большому счету, задержание Улюкаева является сигналом старой ельцинско-гайдаровской элите, что интересы новой либеральной элиты, сформировавшейся из путинских выскочек, являются незыблемыми и неприкосновенными.

Было бы наивно и глупо связывать арест Улюкаева с избранием Трампа, и тем более с борьбой с какой-то там коррупцией или с какими-то там либералами. В последние дни официальными средствами массовой информации неоднократно озвучивался вопрос о том, что с избранием Трампа наши либералы лишились крыши, а у Путина будто бы теперь развязаны руки в борьбе с либералами. Это слишком наивный вывод, поскольку Путин как раз и стоит у истоков нынешней либеральной власти, которая уничтожает нашу страну. Подозревать Путина в том, что он станет могильщиком созданной им же олигархическо-либеральной системы криминально-сырьевого капитализма, было бы не логично.

Борьба с коррупцией является самой настоящей реформой существующей системы, поскольку просто так бороться с коррупцией нельзя. Необходимо вышибать из под действующей коррупции ее экономические, социальные и политические корни. А это в принципе невозможно без применения комплексных и всеобъемлющих реформ. Если бы Путин с какого-то перепуга вдруг решил бы начать борьбу с коррупцией, то речь бы шла о смене всей негодной системы. В настоящий момент таких подозрений предъявить Путину практически невозможно, поскольку он сам и является создателем этой системы. Путина сейчас беспокоит только один вопрос, связанный с его личным положением во власти.

Для проведения реформ, то есть полного сноса существующей неработающей системы, необходимо создать работающую систему. Для этого надо пройти определенный набор шаблонов. Контрэлита выдвигает некий образ будущего, к которому необходимо стремиться. На основе этой идеи выдвигается идеология, то есть некая дорожная карта перехода к новой системе. В свою очередь, идеология предполагает выделение определенного базового противоречия, а также определенных друзей, союзников и противников. Кроме того, должен быть провозглашен некий набор лозунгов, позволяющих мобилизовать массы. Именно все это позволяет начать переход от негодной системы к системе работающей. Если мы будем подозревать Путина в желании проводить какие-то реформы существующей системы, то в этой ситуации мы должны будем видеть весь вышеуказанный набор действий и мероприятий, которые будут свидетельствовать о том, что этот человек действительно намерен проводить такие реформы. На сегодняшний момент, как мы видим, ничего из этого не происходит, и поэтому говорить о том, что Путин или Медведев готовятся проводить какие-либо реформы нет оснований. Сегодня власть занята только проблемой удержания власти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *