Вторая криминальная революция и раскол в силовых структурах

Раскол силовиковСтрашной проблемой настоящего времени в России является схождение в одной точке трех кризисов. Социально-экономический кризис, в виду объективной неразрешимости существующих экономических проблем, обуславливается стремительным нарастанием еще одного кризиса – криминального, который, в свою очередь, является следствием третьего кризиса – кризиса раскола силовых структур, вызванного созданием так называемой Национальной Гвардии, в состав которой из Министерства внутренних дел были изъяты самые боеспособные подразделения по борьбе с бандитизмом и организованной преступностью.

События на Хованском кладбище, где столкнулись интересы двух криминальных кланов – среднеазиатского и кавказского, показали, что в стране возвращаются новые 90-е годы. В данном случае спор шел за одну из прибыльных сфер бизнеса, которые все более и более криминализируются. Эти события напоминают ситуацию в России 1995 – 1996 годов. Только теперь это уже не русские братки, а этнокриминальные диаспоры, все больше становящиеся истинными хозяевами страны. Власть в борьбе с этнокриминалитетом занимает только оборонительную позицию, что подтверждается позорно долгой реакцией силовых структур в ходе событий на Хованском кладбище.

В настоящее время на улице все больше появляются персонажи в стиле братков девяностых: кожаные куртки, спортивные штаны, короткая стрижка. Возвращается организованная и уличная преступность 90-х годов. Однако, кормовая база для братков сейчас значительно меньше, чем она была 20 лет назад, поскольку мелкий и средний уличный бизнес в России к настоящему времени сведен до минимальных масштабов. Крупные торговые сети рэкетом не обложишь, да и есть конкуренты в лице государства. В связи с этим организованная преступность будет сводиться к примитивному бандитизму, разбоям и налетам, например, в квартиры и в банки. Это будет напоминать не столько 90-е годы, сколько годы гражданской войны в России после 1917 года.

В стране экономический кризис, рушится производство, люди нищают, поэтому часть людей от безысходности выбирают разбой. Встает вопрос, а готовы ли силовые структуры к такому развитию событий. Нет, поскольку в силовых структурах начался раскол, порожденный созданием так называемой Национальной Гвардии, в ряды которой из подразделений, борющихся с преступностью, под чистую изымаются все сколько-нибудь боеспособные кадры.

Наша власть меньше всего думает о борьбе с преступностью, которая валом накатывает на фоне экономического кризиса. Она пытается защитить только свои интересы, т.е. интересы крупного олигархического бизнеса. Для создания Национальной Гвардии был выбран самый идиотский вариант. Можно было бы сделать как на Украине. Просто взять внутренние войска и назвать их Национальной Гвардией, переподчинив Президенту, но при этом не трогать подразделения силовых структур, борющихся с организованной преступностью. В настоящее время бандитизм в России набирает обороты и идет в стиле Леньки Пантелеева образца 1920 года. Сейчас реально понадобятся полицейские спецназы, СОБР и ОМОН, которые были изъяты из ведомства министерства внутренних дел в структуры Национальной Гвардии.

Сейчас образуется пока еще не вышедший наружу конфликт между руководителем Национальной Гвардии – верным телохранителем Путина Золотовым и министром внутренних дел Колокольцевым – опытным и профессиональным человеком в своей сфере деятельности. Колокольцев не хочет передавать СОБР и ОМОН из подчинения министерства внутренних дел в состав Национальной Гвардии, прекрасно понимая, что без спецподразделений оперативного реагирования справиться с организованной, а тем более с этнической преступностью, будет невозможно.

Теперь, чтобы в борьбе с бандитизмом и организованной преступностью оперативно использовать такие подразделения, как ОМОН и СОБР, нужно звонить в Москву руководителю Национальной Гвардии Золотову и согласовывать с ним время и порядок использования указанных подразделений в какой-либо операции. Сколько времени займет такая волокита, показали недавние события на Хованском кладбище, где до прибытия сил быстрого реагирования преступники перестреляли десятки людей. Теперь так будет всегда, поскольку разрешение на использование этих силовых структур надо согласовывать с телохранителями Путина, возглавляющими его Национальную Гвардию. Своих же подразделений, борющихся с преступностью, министерству внутренних дел иметь не положено, и самовольно использовать ОМОН и СОБР в критических ситуациях, требующих немедленного вмешательства, это ведомство использовать не вправе. Понятно, что до момента согласования всех спорных вопросов по порядку применения силовых структур, бандиты десять раз сходят на дело, совершат не одно преступление, заметут следы и уберут всех свидетелей.

Естественно, МВД не хочет становиться кастрированной и безоружной структурой, в связи с чем, активно сопротивляется созданию Национальной Гвардии. Причем сопротивление идет не только на уровне министра внутренних дел Колокольцева. Сопротивляются и главы Управлений МВД на местах. Их можно понять. Они холили и лелеяли свои ОМОНы и СОБРы, из внебюджетных средств и спонсорских пожертвований доставали для них снаряжение и оружие, и теперь все это нужно отдать для каких-то непонятных целей, известных одному лишь Путину. Здесь можно спрогнозировать только одно – отдавать подразделения силовых структур местные силовики не захотят потому, что они отвечают за порядок на своей территории. Встает еще один вопрос, а как быть с военизированной 40-тысячной группировкой Кадырова в Чечне, дислоцирующейся в Шантарое, созданной им на федеральные бюджетные деньги, и подчиняющейся лично Кадырову. Он в составе МВД РФ держит 40 тысяч бойцов, что превышает все мыслимые пределы. А будет ли Кадыров отдавать в Национальную Гвардию 40 тысяч своих бойцов или это только касается подразделений силовиков в русских регионах? Возможно, кадыровские подразделения будут в Национальной Гвардии на особом положении или для них сделают исключение. Но позволят ли силовики русских регионов сдать свои ОМОНы и СОБРы?

Главное, что сейчас наметился раскол в силовых структурах, и это в тот момент, когда усилился экономический кризис, идет обнищание народа, и когда накатывает огромный вал преступности, когда на Хованском кладбище банды открыто с применением огнестрельного оружия начинают выяснять отношения. И это в столице, под носом самого Золотова и Колокольцева. Что уж тут говорить про регионы. Схождение в одну точку экономического, криминального кризиса и кризиса силовых структур говорит о кризисе политической системы государства. Данный кризис создан не Госдепом США, а руками самой же российской верхушки.

С руководителем Национальной Гвардии Золотовым все понятно – он является верным телохранителем Путина. А вот министр внутренних дел Колокольцев, как человек, способный навести порядок, после событий 2013 года в Бирюлево некоторыми патриотическими структурами стал рассматриваться в качестве замены Путину. Отсюда, вся ситуация, связанная с расколом в силовых структурах, получает некую интригу. С одной стороны группируются силовики, поддерживающие либеральный курс кремлевского руководства, для обеспечения которого, по-видимому, и была создана Национальная Гвардия, обескровившая структуры по борьбе с преступностью. С другой стороны выступают силовики, в основном регионального уровня, которые в целях обеспечения правопорядка на своей территории открыто сопротивляются разоружению своих структур и дальнейшей криминализации общества. Таким образом, бывшая когда-то монолитной силовая компонента российской государственности, по вине кремлевского либерального руководства искусственно поляризируется, что не может не сказаться на безопасности страны.

В случае, если кризис будет набирать обороты (а он имеет такую тенденцию), в целях предотвращения развала страны (как это было в конце 80-х годов) понадобится Правительство национального спасения. Кремлевское руководство гарантировано ведет Россию к развалу, поскольку нынешняя власть уже не может остановить кризис, так как она наделала много ошибок и наломала слишком много дров. Кризис будет только разгораться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *